Понедельник, 20 Января 2020

«Отец погиб. Надеяться могли лишь на себя...»

27.04.2011 Корреспондент: Колос

Прасковья Емельяновна Бабушкина родилась 1 июля 1928 года. Сегодня ей 82 года, но она энергична, бодра, разговорчива и с удовольствием поведала историю своей жизни.\
\

Прасковья Емельяновна Бабушкина:

 

 «Отец погиб. Надеяться могли лишь на себя...»

 

Прасковья Емельяновна Бабушкина родилась 1 июля 1928 года. Сегодня ей 82 года, но она энергична, бодра, разговорчива и с удовольствием поведала историю своей жизни.

Когда началась Великая Отечественная война, ей было 13 лет, она училась в школе. В те годы в Нижнеусцелемово было всего 4 класса, остальные заканчивали в Уйской школе. Прасковья Емельяновна (до замужества — Хаова) окончила 7 классов. В Уйское ходили пешком, туда и обратно. Дороги были плохими: грязь, слякоть. Но в любую погоду надо было идти, ведь была цель—– окончить школу во что бы то ни стало. Вот и старались не пропускать занятий.

Но вернемся к грозному 1941 году. Отца забрали на войну, хотя он был уже в возрасте (47 лет), и мама сильно болела. Помнит Прасковья Емельяновна, как они ездили в Уйское на лошадях провожать отца. Потом были солдатские письма–треугольники. Емельян Никифорович воевал на Ленинградском фронте. «В письмах отец наказывал нам работать, помогать маме, советовал собирать свекольную ботву, сушить ее... Мы и работали. Летом косили сено. Не сразу получалось, но постепенно я научилась держать правильно литовку в руках. Скошенное сено таскали на палках и складывали в стога. У нас был большой–большой огород. С младшим братом (старшего забрали в ремесленное училище) весь этот огород вскапывали вручную, потом засаживали картошкой и благодаря ей выживали. Я до сих пор люблю картошку», — рассказывает Прасковья Емельяновна. А еще они ели мамалыгу — толченая картошка с добавлением муки. На поле собирали колоски, оставшиеся после сбора урожая, сушили их, вальком отбивали, веяли и мололи зерна на жерновах. Получалась мука. Летом питались ягодами, грибами, слизуном, саранками, которые собирали в бору, а до бора ходили 10 километров пешком. Ягод в ту пору было очень много, особенно костяники. Ловили каким–нибудь старым половиком или ремком рыбу. Рыбы тоже было много.

Одним словом, жилось тяжело: не было света, спичек, дров. Печь топили кизяками. Держали корову. Так вот, навоз складывали зимой в кучу, весной его разваливали и с помощью специальной формы–станка делали кизяки. Потом сушили их, а для того, чтобы растопить их, требовались дрова. За дровами ходили с саночками в лес, там пилили украдкой, ведь если лесник застанет за этим занятием, последует строгое наказание. Поэтому дрова прятали в подпол или чулан.

Помимо домашней работы помогали колхозу. Боронили на коровах землю, на полях из пшеницы дергали осот, полынь. Девчата работали на комбайнах: подставляли мешки под зерно, а рядом с комбайнами ехали на лошадях мальчишки и принимали это зерно. Ребятам доверяли пасти лошадей.

Так жили и трудились в тылу дети военной поры. Не обошла семью Хаовых беда — пришла похоронка (выключка), а перед ней было письмо от друга Емельяна Никифоровича, который сообщал, что Хаов Е. Н. подорвался на мине 3 февраля 1943 года.

Прасковья Емельяновна говорит: «Когда мы узнали, что отец погиб, поняли, что помощи нам ждать не от кого, что нужно надеяться только на свои силы. Но мы верили, что война закончится, что наши победят, и Победа пришла».

Бережно хранит она удостоверение к медали отца, в котором говорится, что рядовой Хаов Емельян Никифорович УКАЗОМ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 22 декабря 1942 года награжден медалью «ЗА ОБОРОНУ ЛЕНИНГРАДА». Медаль вручена 13.12.1946 года.

А еще Прасковья Емельяновна отметила, что хотя и трудно было, порой невыносимо: голод, холод, горечь потерь, но они не унывали, молодость брала свое. Летом, хоть и босиком, бежали на завалинку и «отшлепывали» кадриль под балалайку. А зимними вечерами собирались по очереди то в одной, то в другой избе. Обязательное условие хозяев — гости должны истопить печь принесенными дровами или кизяками.

В 1947 году Прасковья Емельяновна вышла замуж. И в послевоенное время жилось трудно, жили на квартирах. В течение 5 лет строили свой дом. Помогали односельчане. А сама Прасковья Емельяновна всю жизнь работала в колхозе. «Вела тракторный парк», — сказала она. Общий трудовой стаж — 43 года. Она ветеран труда. Была активной общественницей, работая и в женсовете, и в профкоме, и депутатом сельского совета.

Глядя на эту милую, добрую женщину, думаешь, сколько трудностей пережил человек и так хочется, чтобы сегодня ей жилось легко и безбедно, ведь она это заслужила!

Н. Волкова.

 

Другие материалы рубрики
17:09 "Дети войны. Рассказы очевидцев": "Губерния" объявила конкурс к 75-летию Победы

Воспоминания южноуральцев о военном времени будут опубликованы на сайте и в газете

07:30 В Сатке появится новое арт-пространство

Новый проект в сфере культуры будет реализован на средства президентского гранта

20:48 Организаторы "Снежной королевы" предложили решить конфликт миром

Зрителям зимнего шоу готовы предоставить билеты на другие представления проекта

Возврат к списку