Воскресенье, 5 Февраля 2023

Маргарита Павлова: «Нужны кардинальные меры: мы на пороге демографической зимы»

29.12.2022 Корреспондент: Игорь Галактионов Фото: Людмила Ковалева

Сенатор от Челябинской области Маргарита Павлова активно занимается демографической политикой России и не только в Совете Федерации, но и у себя дома. Она — мать троих детей. Ее поправки к законопроектам помогут бороться с абортами и суррогатным материнством. Сенатор уже несколько лет выступала за закон о традиционных нравственных ценностях. В программе «Большая редакция» Маргарита Павлова ответила на вопросы журналистов медиахолдинга «Гранада Пресс»: почему традиционные духовные ценности помогут вернуть России полноценные семьи? Откуда взялась мода на бездетность? Нужно ли государству помогать родителям ребенка до трех лет или ограничиваться полутора годами? Должна ли Россия из бюджета финансировать убийство детей в утробе матери? «Губерния» подобрала для читателей наиболее интересные вопросы журналистов и ответы сенатора.

«Я сама занимаюсь демографией — у меня трое детей» 

— Вы занимаетесь вопросом демографии в Совете Федерации. Нам действительно нужно бить в колокола или проблема преувеличена? 

— Разделим вопрос. Я сама занимаюсь демографией — у меня трое детей. В семье поручение президента в этом вопросе выполнено. Что дети — это счастье, а демографией нужно заниматься, у меня не вызывает сомнения. Предстоящий политический сезон в Совете Федерации будет целиком посвящен вопросам увеличения населения России. В условиях непростой ситуации, когда весь западный мир ополчился на нашу страну, мы просто обязаны заниматься вопросами выживания. Демографы говорят, что мы на пороге демографической зимы. У нас смертность не превышает рождаемость, но нам нужны кардинальные меры, чтобы население прирастало не за счет миграции, а именно на основе воспроизводства коренного российского населения. 

«Стало модно одного малыша иметь всего» 

— В социальных сетях можно встретить рассуждения молодых людей, что детей для семьи и любви иметь необязательно. Это мода такая? 

— Это очень опасная тенденция, в которую нас погружали последние сто лет. Многодетная семья со времен революции перестала быть модной. Все это время этот малодетный образ жизни внедрялся. Мы можем вспомнить песню восьмидесятых годов: «Стало модным одного малыша иметь всего. Да и то подкинуть старикам». Это был шлягер. И тогда вопросами демографии уже были озабочены. Например, я — третий ребенок в семье, родилась в советское время. Тогда моей маме говорили: «А зачем вам третий ребенок? У вас есть двое детей, они разнополые». Это мечта была в каждой советской семье иметь двух детей: мальчика и девочку. 

Помните, в 90-х годах были даже представители власти, которые говорили людям: «А зачем вы рожаете?» 

— Этот образ мышления о малодетной семье лег в основу государственной политики. Сейчас нам предстоят реформы, чтобы изменить приоритеты. Я уж не говорю о чайлдфри и подобных течениях, которые стали просто эпидемией на Западе. При этом молодое поколение ориентируют на установку «Нужно жить для себя, зачем вам дети?»

Применяя механизмы ментальных войн, когда мы говорим о том, как завоевать другую страну, получается, что сейчас не обязательно иметь танки и самолеты. Вполне достаточно поработать с мышлением нации. Лучшая жертва — та, которая сделает все своими руками. Для этого внедряются негативные установки, негативные убеждения, что и ведет к демографическому кризису. 

«Квартира, машина, доход, а потом — ни карьеры, ни детей» 

— У многих молодых людей принято считать, что сначала нужно заработать на квартиру, машину и только потом думать о детях, как вы относитесь к такой позиции? 

— Мне ответить как сенатор или как многодетная мама? В моем личном опыте не стоял вопрос, когда задуматься о ребенке. Когда Господь послал, тогда и приняли. Потом удалось совместить и работу, и детей. Хотя нужно еще у детей спросить, довольны ли они мамой, которая постоянно в отъезде. Я уверена, что мысли о квартире и машине — это тоже одно из деструктивных убеждений, которое внушают нашему молодому поколению. Что сначала, сначала, сначала... а потом это самое начало не наступает и — ни карьеры, ни детей. Можно обратиться к опыту наших родителей: они рожали детей в более тяжелых условиях, чем те, в которых мы сейчас проживаем. Советская молодежь выросла в общежитиях и коммуналках. 

— А если сравнить стратегии государства в отношении жизни молодых семей в прошлом веке и сейчас? 

— Мы здесь должны разделять темы. Есть социально-экономические условия: пособия, квартиры — то, что позволяет улучшить жизнь семьи. И есть социально-культурные условия — формирование мышления. Ведь потребность в детях не зависит от наличия квартиры. Есть природная необходимость. С другой стороны, когда ребенок растет в многодетной семье, он видит пример нормы. Мышление о потребности в детях формируется в возрасте от трех до пяти лет. В современной России в основном упор идет на социально-экономические условия: материнский капитал, места в детских садах, какие-то пособия.

Плюс у нас понятие семья соединено с малообеспеченной семьей. Многодетность соединена с работой социальных служб. Ты можешь обратиться туда, когда у тебя критическая ситуация. Нам нужно отделить одно от другого и поставить семью в качестве основы государства. Допустим, приходит многодетный мужчина в центр социальной защиты. Ему ставят бархатное кресло и спрашивают: «А что же вас волнует, многоуважаемый отец?» Здесь нам нужно изменить само мышление, и это гораздо более трудная работа. 

«Пособие — это не зарплата и не денежное довольствие» 

— Перед современными мамами, когда ребенку исполняется 1,5 года, стоит выбор: сидеть дома или выходить на работу и на большую часть дня бросать ребенка. Правильно ли это? 

— Ребенок до трех лет нуждается в маме, безусловно. С точки зрения до какого года платить пособие, я считаю, у нас баланс выстроен. Пособие — это все-таки не зарплата. Это не денежное довольствие, на которое должна содержаться семья. Иначе государство полностью возьмет на себя функционал семьи. Так не должно быть. Мы помогли в самом уязвимом возрасте ребенка, до 1,5 лет, а потом семья должна самостоятельно жить и находить собственные ресурсы. У нас перекос бывает: либо я рожаю для себя, либо для государства. Здесь важен баланс. Чтобы мужчины не теряли ответственность перед семьей. 

— Действительно ли маргинальные семьи делают бизнес на детях: рожают их и получают пособия? 

— А вы пробовали прожить на пособие? Я думаю, они рожают по другой причине. Эти семьи просто не задумываются о таких вещах в отличие от людей, которые экономически благополучны. То, что вы сказали, укладывается в рамки ювенальной парадигмы. Долгое время общественное мнение внушало: многодетная семья — неблагополучная и бедная. При этом берутся единичные случаи на всю страну, и у остального населения формируется негативный образ. Но по своей природе родители не враги своим детям. Мы ведь в каждой семье не наставим камер, не приставим к каждому представителей социальной опеки. Мы так загоним себя в машину социального контроля. Именно поэтому мы сейчас работаем над проектом «Закона десяти сенаторов» и меняем основу Семейного кодекса. Вносим более 150 поправок. 

«Нас очень долго погружали в абортивное мышление» 

— Сегодня активно обсуждается тема о запрете на аборты. Подразумевается полный отказ или ограничения? 

— Скажи три года назад, что аборты нужно запретить — разорвали бы на части любого политика. Сейчас это уже ни у кого не вызывает сомнения. Мы этот вопрос обсуждали на межфракционной группе в Государственной думе. Нас более 70 человек, представителей различных политических течений, которые озабочены защитой традиционных и христианских ценностей. Патриарх благословил на такую работу, и эта тема сейчас обсуждается.

Нас очень долго погружали в абортивное мышление, население согласилось. Но стали ли мы сильнее? Мы как-то с моим батюшкой обсуждали это. Когда началась мобилизация, люди пошли в церковь. Пришла одна мать и криком кричит о том, что это ее единственный сын, как ей быть? На что батюшка ответил: «Но это же твой выбор был, у тебя была возможность иметь больше детей. Это результат твоего духовного выбора тогда».

Когда мы спокойно относимся к убийству детей в утробе матери, когда для нас это обыденность, значит, мы где-то не там свернули. А сейчас до 12 недель любая женщина может сделать аборт на деньги государственного бюджета. Разве это справедливо? 

«Иностранцы не смогут заказать ребенка в России» 

— Нужно ли отказывать людям в возможности стать родителями с помощью суррогатного материнства? 

— Этот вопрос очень тонкий. С одной стороны, некоторые матери не имеют возможность испытать счастье материнства, но с другой стороны, это настоящий ящик Пандоры. Когда мы вмешиваемся в природу человека, то последствия могут быть непредсказуемы. Нам преподносили технологию суррогатного материнства как способ улучшения демографической ситуации, но мы увидели, что процент людей, пользующихся этими технологиями, ничтожно мал. Сейчас получается, когда другая женщина вынашивает ребенка — это бизнес на рождении детей. В конце ноября президент подписал закон, запрещающий передачу иностранцам детей от российских суррогатных матерей. Теперь иностранцы не смогут «заказать» ребенка в России. До этого было очень много махинаций. Из России вывезли 45 тысяч детей, о судьбе которых мы не знаем. Но в самой России этой услугой смогут воспользоваться одинокие мамы и пары в браке. 

«Мигранты должны уважать и ценить государство» 

— В Россию приезжает все больше мигрантов из ближнего зарубежья. Как соединить их культуру с нашей? Не определят ли именно они демографическую политику России? 

— Я думаю, что этот вопрос обязательно требует определенного внимания. Мы видим, что происходит в странах Европы, где вследствие излишней толерантности произошел наплыв мигрантов, которые абсолютно не уважают местные традиции и население, ведут себя вызывающе. Совершается очень много преступлений. Нам нужно грамотно выстраивать миграционную политику, я думаю, мы это будем обсуждать в предстоящем политическом сезоне.

Угроза национальной безопасности в миграционных процессах всегда есть. Приезжают люди без местных корней. Такой человек не оглянется и не спросит: что скажут соседи? Ему все равно на мнение окружающих. Мы должны сделать так, чтобы приезжие уважали и ценили наше государство за то, что им дали возможность здесь жить и работать.

«Год был чудесен в плане укрепления духовно-нравственных ценностей» 

— Расскажите о самой важной законодательной инициативе, в которой вы принимали участие? 

— Этот год был просто чудесен в плане укрепления духовно-нравственных ценностей. Закон, о котором мы говорили несколько лет, подписан президентом. Какое мы сопротивление преодолели со стороны культурной элиты, которая писала, что нельзя такой закон принимать, вы вводите цензуру, мы не сможем ставить спектакли, где будем прославлять нетрадиционные сексуальные отношения! А сейчас мы поняли, что этот указ нужен, иначе нас ждет судьба старой Европы с их 70-ю гендерами. 

— Но получается, что фильм «Здравствуйте, я ваша тетя» уже не снять? 

— Пока перегибов нет, по всей стране выписан только один протокол. Но опасения нужны. Вот смотрите, «Уолт Дисней» — производитель мультфильмов и фильмов для детей — признается, что у них мало пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений. 

— Какое ваше пожелание России в будущем году в отношении демографической политики? 

— Всем нам хочется мира. Наши деды подарили нам этот новогодний тост на 80 лет. К сожалению, в этом году люди потеряли близких. Но чтобы обеспечить этот мир, мы должны осознать собственную ценность. Нас очень долго учили не любить себя. Учили смотреть, как и что у других. У нас богатая страна и талантливые люди. Мы должны приобрести собственную идентичность, и тогда баланс и мир восстановятся сами собой.


Поделиться

поделиться:

 

Возврат к списку