Пятница, 22 Октября 2021

ПобедиКорону: «Веришь или нет в коронавирус? Идет война, и мы на ней солдаты…»

12.01.2021 Корреспондент: Наталья Вольвач Фото: Наталья Вольвач

Медики, которые каждый день входят в «красную зону», чтобы спасти из лап жестокой инфекции очередного пациента, давно ответили на вопрос ковиддиссидентов. «Никогда таких пандемий не было на нашем веку, только в учебниках читали. А тут пришлось самим это все на себе прочувствовать, приобрести опыт», - говорит Анатолий Рудаков, хирург из Челябинской области, сын которого тоже работал в ковидном госпитале. #ПобедиКорону

Весна 2020 года изменила привычный уклад жизни людей. Мы столкнулись с коварной и непонятной инфекцией, которая с бешеной скоростью распространилась по миру. Появилось два лагеря, словно новая вера. Люди спрашивают друг друга: «Веришь или нет в коронавирус?» Но те, кто с первых дней встали на передовую, не жалея себя, приняли вызов COVID-19, никогда так не спросят. Речь идет о медиках, работающих в ковидных госпиталях. Они каждый день входят в «красную зону», чтобы спасти из лап жестокой инфекции очередного пациента. И они говорят совсем другие фразы: «Идет война, и мы на этой войне солдаты!»

Миасских врачей, тех, кто каждый день рискуя жизнью спасает людей, вопросы о веровании в невидимого врага и пренебрежение элементарной профилактикой возмущают и огорчают. Они-то его видели, они видели страшные последствия, они вынуждены были сообщать родным о самых печальных известиях.

1-7-2.jpg

Рудаковы: «Мечтаем вернуться к своей обычной работе…»

Герои сегодняшней нашей публикации - отец и сын Рудаковы: Анатолий Иванович и Иван. Оба знают про «красную зону" ковидного госпиталя на базе ММЦ "Северный". Анатолий Иванович, хирург. В «красной зоне» работает с первых дней перепрофилирования ММЦ. Поделился своим мнением о работе сына в госпитале и о ситуации в целом.

- Сын - медик, поэтому к его решению я отнесся положительно. Хотя, конечно, я переживал. И как отец, и как врач. Поначалу помогал, объяснял, рассказывал. Когда Ваня первый раз заходил в «красную зону», смены у меня не было. Но я специально пришел, проконтролировал, как он надевает СИЗы, средства индивидуальной защиты, потом провел по госпиталю. Сейчас Иван уже работает абсолютно автономно. Я доволен, что он в нашем строю, это пригодится в будущем. Никогда таких пандемий не было на нашем веку, только в учебниках читали. А тут пришлось самим это все на себе прочувствовать, приобрести опыт, - рассказывает Анатолий Рудаков.

Иногда за смену отцу и сыну не удается даже увидеться. Нагрузка у всех большая, и работа у каждого своя. Только дома, если совпадет отдых после трудных смен,они могут пообщаться, рассказать друг другу о наболевшем.

- Волнение, конечно, было, все новое, непонятное. В госпитале осталось работать много докторов узких специальностей. Нам и здесь, в госпитале,приходится делать операции. Например, несколько раз дренировали плевральные полости пациентам, у которых развивался пневмоторакс - скопление воздуха в плевральной полости и сдавливание легкого. И чтобы расправить легкое, ставится специальная трубочка, откачивается воздух. В костюме это очень сложно делать, потеют очки и снижается видимость. Мы стараемся использовать различные средства от запотевания, но все равно это целая проблема, – комментирует Анатолий Иванович, торопясь на смену. - Я с первого дня мечтаю вернуться к своей обычной работе. И не только я, все мечтают!

Иван Рудаков - студент. Учится на терапевта. Летом работал санитаром в ковидном госпитале на базе ММЦ "Северный", прикреплен был к ренгеновскому кабинету. В «красную зону» впервые вошел 14 мая.

Иван встретил первые шаги коронавирусной инфекции по России в Санкт-Петербурге, в стенах Северно-Западного государственного медицинского университета имени И.И. Мечникова, где он учится. Студент из Италии привез коронавирус в учебное заведение. Это был первый подтвержденный случай в северной столице. Около 800 студентов сразу закрыли на карантин. Среди них был и наш Иван. Перед окнами общежития 8 марта прошла акция «Петербург своих не бросает!», собрав неравнодушных петербуржцев, решивших морально поддержать студентов, оказавшихся в вынужденной изоляции. Согласно приказу университета, все студенты после окончания карантина, должны были отправиться на прохождение практики.

Иван вернулся в Миасс и вышел на практику в госпиталь. Даже если б не было университетского приказа работать с ковидными больными, Иван все равно принял бы такое решение. Тем более в госпитале уже работал его отец, который поддержал решение сына.

- Мне всегда говорили, что у меня только одна дорога - в медицину, потому что папа-врач. Но мне и самому это направление нравилось. В школе любимые предметы были химия и биология. Когда узнал, что буду работать в госпитале, страха не было. Помогал медсестре носить кассеты в ренгенкабинет и привозить пациентов из отделения, делал уборку. У меня за плечами уже четыре курса летом было, и все практики очень разные. Но практику 2020 года я запомню на всю жизнь. Никогда еще студенты не работали в таких сложных и опасных условиях. Папа меня очень поддерживал в первые дни, консультировал. Тяжело работать в СИЗах, очки запотевают, ходишь, как в тумане, но привыкаешь со временем. Самое тяжелое, когда сообщают о смерти пациентов. На моей практике уже такое, к сожалению, было. Делали человеку рентген, а спустя время узнал, что этот пациент умер. Переживал сильно. К смерти нельзя привыкнуть. Друзья часто спрашивают о моей работе, но им сложно понять до конца, насколько это серьезно и опасно,– рассказал Иван.

iYsajrQhByE.jpg

От редакции. Материал, написанный внештатным фотокорреспондентом «Губернии» Натальей Вольвач, ранее был опубликован на официальном сайте администрации Миасского округа (Наталья – сотрудник администрации).

 

Возврат к списку