Пятница, 6 Августа 2021

С царём до конца: записи о Челябинске из дневника врача, расстрелянного с семьей Николая Второго

17.07.2021 Корреспондент: Виктория Сорокина Доктор Евгений Боткин, расстрелянный вместе с царской семьей, причисленный к лику святых, в 1904 году побывал в Челябинске.

В Одигитриевском женском монастыре, расположенном в Ленинском районе Челябинска, очень почитают святого праведного Евгения Боткина – известного врача, лейб-медика царской семьи императора Николая II, который отказался оставить своих пациентов и был убит вместе с ними 17 июля 1918 года

Каждую субботу в 15:45 в челябинском храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» духовенство и послушницы монастыря служат молебен о болящих праведному врачу Евгению Боткину. К слову, сегодня – день памяти святых Царственных страстотерпцев: императора Николая II, императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжон Ольги, Татианы, Марии, Анастасии и страстотерпца врача Евгения Боткина. 

Наша справка

Евгений Сергеевич Боткин родился 9 июня (27 мая по старому стилю) 1865 года в Царском Селе Санкт-Петербургской губернии в семье известного русского врача-терапевта, профессора Медико-хирургической академии Сергея Петровича Боткина. Евгений Боткин канонизирован решением Архиерейского Собора Русской Православной церкви 3 февраля 2016 года. А уже 25 марта на территории московской городской клинической больницы № 57 епископом Орехово-Зуевским Пантелеимоном был освящён первый в России храм в честь праведного Евгения Боткина. 

Открытка с видом монастыря

 

В 1904 году, направляясь в Маньчжурию на фронт русско-японской войны, Евгений Сергеевич Боткин был проездом в городе Челябинске и заходил помолиться в Челябинский Одигитриевский женский монастырь. В архивах города Екатеринбурга сестры Ново-Тихвинского монастыря нашли открытку, которую послал ныне прославленный святой Евгений Боткин своему сыну Юрию. На открытке написано: «Дорогой мой, милый Юраша, только что мы осматривали этот монастырь, где я помолился за всех вас, моих ненаглядных .... 19/II 1904 г.».  

– Благодарим игумению Домнику и сестёр Ново-Тихвинского монастыря за подаренную нашей обители святыню – написанную сёстрами икону святого страстотерпца и врача Евгения Боткина, – рассказала «Губернии» насельница Одигитриевского женского монастыря инокиня Севастиана. – Мы особо чтим память этого святого. Теперь у нас появилась возможность молится перед его образом. Каждую субботу в 15:45 в нашем монастыре совершается молебен о болящих перед иконой святого праведного врача Евгения Боткина и ковчегом с частицей мощей святителя Луки. Всем пришедшим на молебен выдают книжечки с чинопоследованием молебна. 

28об (2).jpg

Евгений Боткин, сын знаменитого доктора Сергея Боткина, в честь которого названа одна из центральных больниц в Москве, написал в своем дневнике о Челябинске: «Интересно было посмотреть этот маленький городок, в котором однако всё можно найти».

Записи о Челябинске из дневника Евгения Боткина 

18 февраля 1904 г. 

Мы едем весело и удобно. Все едут за одним делом; все военные совершенно покойно настроены; нет никакого разговора о возможных опасностях, все даже веселы, и большинство рвётся на войну. 

По мере приближения к Сибири, становится всё теплее. На станциях я выхожу иногда в одной тужурке, в башлыке и папахе. Сейчас здесь, в Челябинске, 9° мороза, воздух чудный, дорога прекрасная, солнце светит, и лошадка летела стрелой. Интересно было посмотреть этот маленький городок, в котором однако всё можно найти. 

20 февраля 1905 г. 

Возвращение из отпуска, вызванного тяжёлой болезнью сына.

Челябинск.

... В поезде всего четверо военных: два офицера, один прапорщик запаса и один генерал, и как они все, бедные, унылы и угнетены! Какая страшная разница с настроением генерала и офицеров, ехавших со мною год назад! Тогда – бодрость и энергия, теперь – какая-то отчаянная безнадёжность! 

Выбор императрицы 

39-летний Евгений Боткин отправился на войну добровольцем. К тому моменту он достиг неплохих успехов во врачебной карьере, был женат, имел четверых детей. В годы русско-японской войны он координировал работу медицинских частей при российской армии. Должность административная, но Евгений Сергеевич предпочитал больше времени проводить на передовой и не боялся в случае чего исполнять роль ротного фельдшера, помогая солдатам прямо на поле боя. За свои труды он был награждён офицерскими боевыми орденами.

В Маньчжурии он писал дневник наблюдений. В нём было и о любви к молитве, и о недолгих размышлениях о том, выполнить ли врачебный долг по отношению к врагу, раненому японцу. По возвращении Евгений Боткин опубликовал эти записи под названием: «Свет и тени Русско-японской войны 1904—1905 гг.: Из писем к жене».

Несмотря на то, что династия Боткиных верой и правдой служила сразу двум российским императорам — Александру II и Александру III, Евгений Боткин получил должность лейб-медика (придворного медика) не из-за достижений своих именитых предков (его отцом был знаменитый доктор Сергей Петрович Боткин, в честь которого названа одна из центральных больниц в Москве). Уже в студенческие годы Евгений Боткин относился к врачебной практике, как к деятельному служению ближним. Когда в 1907 году место главного врача императорской семьи освободилось, Александра Фёдоровна, прочитав книгу Евгения Сергеевича о войне, сказала, что хочет видеть в этом качестве Боткина.

Императрица выбрала Евгения Боткина ещё по одной причине — болезнь цесаревича Алексея. Как врач Евгений Сергеевич изучал иммунологию, а также свойства крови. Следить за здоровьем молодого цесаревича, больного гемофилией, стало одной из главных его обязанностей при императорском дворе. 

Верность царской семье 

У возможности занимать такую высокую должность была и обратная сторона. Теперь Боткин должен был постоянно находиться рядом с императорской семьей, работать без выходных и отпусков. Жена Боткина, увлекшись молодым революционером на 20 лет её моложе, оставила Евгения Сергеевича с разбитым сердцем. Боткина спасала только любовь и поддержка со стороны его детей – все четверо остались с ним, а также то, что со временем и императорская семья стала ему не чужой.

В момент ареста царской семьи, когда дети были тяжело больны корью, доктор Боткин остался с ними и уже не покидал их до конца. В Тобольске, а потом и в Екатеринбурге, в доме Ипатьева, он не прекращал требовать от комиссаров облегчения условий жизни для своих пациентов.

Боткин относился к своим августейшим пациентам с искренней любовью и вниманием, он мог ночами не отходить от постели больного царевича. На что юный Алексей впоследствии напишет ему в письме: «Я Вас люблю всем своим маленьким сердцем». 

Смертный приговор 

Евгений Боткин был одним из немногих свидетельств тому, что и в эпоху всеобщего помешательства, разгула и вседозволенности можно остаться человеком, верным слову, чести и своему долгу.

Когда случилась революция и императорскую семью арестовали, у всех слуг и помощников государя был выбор: остаться или уехать. Царя предали многие, но Боткин не покинул пациентов.

В апреле 1918 года доктор Боткин вызвался сопровождать Романовых в Екатеринбург, оставив в Тобольске своих родных детей, которых горячо и нежно любил. В Екатеринбурге большевики снова предложили Евгению Сергеевичу покинуть арестованных.

Даже перед самым расстрелом у Евгения Боткина была возможность уехать и выбрать новое место работы. Но он не оставил тех, к кому успел привязаться всей душой. После последнего сделанного ему предложения оставить императора он уже знал, что царя скоро убьют.

Доктор Боткин вполне осознавал, что отказом покинуть Романовых подписывает себе смертный приговор. Накануне расстрела Евгений Сергеевич напишет в одном из писем: «В сущности, я умер, умер для своих детей, для друзей, для дела. Надеждой себя не балую, иллюзиями не убаюкиваюсь и неприкрашенной действительности смотрю прямо в глаза. Меня поддерживает убеждение, что «претерпевший до конца спасётся». Вообще, если «вера без дел мертва есть», то «дела» без веры могут существовать, и если кому из нас к делам присоединится и вера, то это лишь по особой к нему милости Божьей. Это оправдывает и последнее моё решение, когда я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына».

За несколько лет до своей кончины Евгений Сергеевич получил титул потомственного дворянина. Для своего герба он выбрал девиз: «Верою, верностью, трудом». С этими добродетелями доктор Боткин шёл по жизни, с ними он вошёл и в Небесное Царство, до смерти пронеся жертвенное служение ближним, как заповедовал Господь.

 

Другие материалы рубрики
16:05 В Златоусте начали капитальный ремонт стадиона «Таганай»

Вскоре стадион станет пригоден для проведения соревнований по футболу, легкой атлетике, баскетболу и волейболу

14:37 Южноуральцев приглашают вступить в мобилизационный людской резерв

Добровольцы будут участвовать в военных сборах, а также получать ежемесячные выплаты

11:34 В Кизильском районе отремонтировали дом культуры и библиотеку

Ремонты прошли благодаря программам «Комплексное развитие сельских территорий» и «Формирование комфортной городской среды»

Возврат к списку