Вторник, 21 Мая 2019

Солдат Владимир Гришин «стрелял» папиросы у Жукова

01.06.2017 Корреспондент: Владислав Гришин, ученик 7-го класса МКОУ СОШ п. Сулея

Молодой парень из Сулеи участвовал во взятии Берлина

Когда началась Великая Отечественная война, моему деду Володе Гришину не было  шестнадцати лет. Мальчишка из глухого уральского кордона Сулея, где стояло несколько домишек рано остался без отца, поэтому детство закончилось быстро. А тут еще война…

Как и его сверстники, Володя мечтал стать шофером, вместе с другом они сбежали из ремесленного училища и пройдя по тайге 130 км пришли в Башкирию, где поступили на шоферские курсы. Учили их вождению на машине, которая работала на дровах.

А через год – повестка в военкомат. И хотя моему деду еще не исполнилось 17, он пошел на фронт. Сначала его отправили на учебу под Свердловск, оттуда новобранцы отправились на 1-й Белорусский фронт. Володя стоял тихо в строю, новенькая форма мешком сидела на его худом мальчишечьем теле. А потом раздалась команда, которая определила всю его судьбу: «Кто умеет водить автомобиль – выйти из строя!»

Володин студебеккер тянул трехтонную гаубицу. Каждый снаряд пушки весил 22 киллограмма, вся это многотонная махина досталась 17-летнему мальчишке, за сохранность студебеккера он отвечал головой.

Войска наступали на запад. Немцы отчаянно сопротивлялись. В самом начале службы моему деду дали первое серьезное задание: взять термосы с едой и, минуя обстреливаемую местность, выйти к своим разведчикам, которые уже несколько суток сидели в засаде без еды. Пока он добирался до своих, по нему беспрерывно стреляли фашисты. Один из термосов пробила пуля, но Володя добрался-таки до разведчиков. И таких случаев, когда вчерашний мальчишка, а сегодня – солдат Красной Армии рисковал жизнью, выполняя боевые задачи, было немало. В конце 1943 года пришла первая солдатская награда – медаль «За отвагу».

Из воспоминаний Владимира Петровича Гришина: «Мой девятитонный груженный студебеккер с гаубицей мотало на висячем мосту вправо-влево, едва руль удерживал. В это время началась страшная бомбежка. Старые опытные солдаты кричат: “Смотри только прямо!” Так при поддержке товарищей и добрался до земли. “Старики” меня много раз выручали: однажды ноги чуть не отморозил, так они спасли меня, а то бы инвалидом остался. А потом были бои за Берлин. Американцы стояли в 50 км от него, а мы с 70-ти. Как-то приехал маршал Жуков и сказал: «Ребята, надо войти в Берлин первыми». А мы ему: «Товарищ маршал, курева у нас нет». Он достает свой золотой портсигар и угощает нас «Беломором». Вскоре начался штурм. Самолетов налетело как пчел, никогда такого не видел, шел и артиллерийский обстрел. Я не знал, куда голову спрятать. Стали поднимать в атаку «За Родину! За Сталина!». Когда оказались в самом Берлине, по нам стреляли из каждого окна. На улицах было много наших раненых. Но бойцы продвигались, захватывая метр за метром. Я видел и рейхстаг, и как на нем появилось красное знамя».

В 1945 году мой дед получил еще три боевые медали: «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Самая главная награда – орден «Отечественной войны» 2 степени – была вручена ему в самом конце войны.

В 1950 году гвардии сержант Владимир Гришин вернулся в родные края. Устроился на работу водителем в Башнефть, где сейчас трудится и мой папа Гришин Николай Владимирович.

А когда в 1977 году освободилось место в пожарной части, мой дед еще восемь лет трудился водителем на автоцистерне. И ни разу за эти годы его автомобиль не подвел бойцов на пожаре.

Сразу после войны Владимир встретил свою любовь – Анну. У них пятеро детей, девять внуков и три правнука. Сейчас моей бабушке Анне Ивановне 89 лет. Деда не стало 2 мая 2006 года.

В Музее боевой славы в школе поселке Сулея хранится подлинник – благодарность Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина гвардии сержанту Владимиру Петровичу Гришину за проявленные в боях героизм и мужество. 

фото2.jpg

 

Возврат к списку