Среда, 21 Ноября 2018

Хранить вечно

08.05.2009 Корреспондент: Искра

Мария Ивановна Небылицына, фронтовая медсестра, дошла до Берлина. Видела освобожденные советские деревни и чужие города, ужасалась зверствам врагов и, что скрывать, жестокости наших солдат тоже. Хоронила боевых друзей, спасала раненых бойцов, тонула в Днестре, но осталась живой благодаря старшему сержанту, вытолкнувшему ее к берегу. Война свела ее с мужем Иваном Гавриловичем, бравым артиллеристом, с которым прожили 35 лет. Ей есть что вспомнить, что рассказать. \

     Хранить вечно
         Мария Ивановна Небылицына, фронтовая медсестра, дошла до Берлина. Видела освобожденные советские деревни и чужие города, ужасалась зверствам врагов и, что скрывать, жестокости наших солдат тоже. Хоронила боевых друзей, спасала раненых бойцов, тонула в Днестре, но осталась живой благодаря старшему сержанту, вытолкнувшему ее к берегу. Война свела ее с мужем Иваном Гавриловичем, бравым артиллеристом, с которым прожили 35 лет. Ей есть что вспомнить, что рассказать.
         Марии Чаплыгиной, родившейся в Курской области, было 15, когда началась война. К этому времени она училась на курсах медсестер. Училась бинтовать, накладывать гипс, ухаживать за больными. В ближайшие годы это стало ее основным занятием. Когда фронт вплотную подошел к Курску, молодежь стали эвакуировать на Урал, на заводах нужна была рабочая сила. Марию же призвали на фронт. В феврале 42-го она попала под Камышин и сразу – под бомбардировку. Ее еще детский умок не мог воспринять полностью весь ужас того, что происходит вокруг, но на всю жизнь она запомнила этот животный страх от близости смерти. С тех пор считает, что все можно пережить, кроме войны, и на протяжении всего нашего разговора нет-нет да и скажет: «Не дай Бог, пусть дети спят спокойно».
         Тогда, зимой 42-го, лежа на снегу и обхватив голову руками во время очередного налета, научилась читать молитвы и почти автоматически шептала их, просила Бога о помощи. Одну молитву «Да воскреснет Бог», вырезанную из газетной статьи о враге народа (газета «Правда» напечатала текст молитвы в 37-ом году и с издевкой прокомментировала, что хоть и носил с собой, но не спасла молитва), Машина мама зашила ей в подкладку. Так всю войну и проносила с собой Мария эту молитву, выучила ее наизусть. Считает, что спасла она ее, ни разу серьезно не была ранена, хотя ходила под пулями. Лишь раз получила контузию, какое-то время не слышала.
Немцев впервые увидела здесь же, под Сталинградом, даже слышала, как на губной гармошке выводили незамысловатые мелодии.
         Еще совсем юным девчонкам было удивительно, что среди немцев-солдат совсем нет женщин. Почему? Нас-то вон сколько: и разведчицы, и снайперы, и связистки, а уж про медиков и говорить нечего. Позже узнала - фашисты говорили о войне, что это не женская работа, их женщины сидели по домам, а победу рейху ковала на заводах и фабриках молодежь, пригнанная из других стран.
         Из войны ее воспоминания о подругах, хотя время унесло безвозвратно из памяти их фамилии. Были две удалые снайперши Клавдии. Одна удмуртка отличалась особой меткостью. Еще затемно по утрам приводил их офицер на точки, где лежали они, не шелохнувшись, целый световой день. Они «охотились» за живой целью, за ними охотились немецкие снайперы. Мария удивлялась, как могут они вот так, замерев, находиться целый день в одной позе? Поздним вечером их приводили обратно, первые шаги давались им с болью, онемевшие суставы отказывали. Однажды, во время очередной «охоты» увидели они, как по вражескому окопу ходит офицер. Он ходил, не сгибаясь, в то время как другие бежали из одного конца окопа в другой, низко наклонившись. Он прошел раз, потом другой. Клавдии целились, но почему-то боялись выстрелить, ведь цель настолько открыта, что немецкий снайпер сразу бы их вычислил и «снял». Потом одна прошептала другой, мол, пусть живет, слишком красив. Но за нашими девчонками следили не только враги, но и свои. Ночью со снайперами был серьезный разговор по этому случаю, после которого девчонок чуть не отправили в штрафной батальон.
         О том, что война не женское дело, Мария Ивановна поняла сразу, как только попала на фронт. Но понимала и то, что без них, солдатам придется очень туго. Ну, кто бы заменил их, медсестер, на поле боя? Молоденькие солдаты называли девчонок сестренками, пожилые – дочками. И когда говорят, что не было страшно на войне, Мария не верит: страшно было всем, и все хотели жить. Когда с риском для собственной жизни вытаскивала с поля боя раненого бойца, какого бы возраста он ни был, просил лихорадочно: «Только не бросай меня, сестричка, не бросай». Времени для отдыха у медиков военного времени не было совсем. Не успевали обработать раненых, а надо было бежать в прачечную, в пекарню. Перевязочного материала не хватало, в ход шли простыни. Использованные бинты не выбрасывали, стирали, маскируя, сушили и снова пускали в ход.
С болью вспоминает Мария Ивановна Небылицына, как отступали наши войска, это называлось «драпмаршем», как поливали заградительные отряды огнем своих же, заставляя вернуться в окопы, как расстреливали «смершевцы» самострелов (солдат, которые сами носили себе увечья).
         А битва под Сталинградом, где от рева танковых армий ревела земля, а Волга от крови стала красной, настолько врезалась в память, что от воспоминаний тех дней Мария Ивановна не может до сих пор спать ночами.
         Пришлось Марии Ивановне побывать и в роли переводчицы. Несколько раз приводили захваченных в плен немецких офицеров и ее, неплохо знающую язык, приглашали переводить.
         Долгим выдался наш разговор, Мария Ивановна рассказывала, как был налажен немудреный девичий быт на войне, как радовались немецким разбомбленным магазинным складам с обувью, но примерить не могли, потому что предусмотрительные немцы оставляли всю обувь только на одну ногу, какие удивительные встречи происходили в мае 45-го. Этот период жизни уже не забыть, в памяти он без срока давности.
Зинаида Тюрина.

 

Другие материалы рубрики
03:59 «Славу» на замок! В Копейске эвакуировали людей из торгово-развлекательного комплекса

В полдень 18 ноября в дежурную часть поступило сообщение о подозрительной сумке, оставленной в женском туалете копейского торгово-развлекательного комплекса «Слава».

04:41 Крыша для здоровья. Новый аптечный склад в Челябинской области ускорит доставку лекарств на село

Оперативность снабжения расположенных в сельской местности аптечных пунктов повысится благодаря открытию в Челябинской области нового аптечного склада. Кроме этого, доставка и хранение лекарств потребуют меньше затрат.

01:31 «Прошли достойно». Дубровский поблагодарил южноуральцев за активность на выборах

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поблагодарил всех, кто проявил гражданскую активность и принял участие в голосовании 13 сентября. Об этом сообщает сайт gubernator74.ru

Возврат к списку