Понедельник, 8 Августа 2022

Казачьи истории

19.01.2011 Корреспондент: Колос

В последнее время в газете «Колос» много пишется о казачестве...

Казачьи истории

 

Накипело...

(Вместо предисловия)

В последнее время в газете «Колос» много пишется о казачестве в ярких красках.

Хорошо поем, пляшем, показываем гостеприимство. Ходим в мундирах, с медалями. Надеваем казачью одежду на детей, проводим слеты, показную учебу. Начинается возрождение церквей.

Все будто–бы хорошо. Да только генералов, полковников, войсковых старшин, есаулов и т. д. в районе наверное больше, чем во всем Оренбургском казачьем войске в 1914–м году.

А где работающие казачьи общины? Сколько у нас может быть казаков, если остались на селе в основном пенсионеры, а из молодых, в основном «лица недостойного поведения». Процветают пьянство, наркомания, воровство. «Казакам» — это побоку? Слово «казакам» пишу в кавычках, поскольку нынешние (упущу определение) не они. Народных дружин работа — вот та была, поддерживали порядок.

Но все же хотелось бы верить, что истинный дух казачества — не в посеребрянных погонах и «жестянках» на мундирах — в жизни возродится. Потому и высылаю редакции несколько миниатюр из того, что узнал про жизнь казаков некогда Петропавловской крепости, а ныне с. Петропавловки. Сразу оговорюсь: героики в них нет.

Гангрену — топором

Подхорунжего Андрея Фомина петропавловцы знали и уважали все! С Германской вернулся при трех Георгиевских крестах и четырех медалях. Гражданская как–то «обошла» его, на хозяйство вставал... Да вот власть новую недолюбливал, говорил частенько, что мол «хороша она, да больно уж надолго». А по церковным праздникам погоны офицерские и награды свои надевал. С того и «заработал» десять лет лагерей на Севере. Отбыв срок, работал в колхозе на лесопилке, мельнице. Прирабатывал выделкой шкур — сшитые из них полушубки, тулупы, шапки и прочее долгие годы не знали износа. И знаки отличия, чудом сохранившиеся, опять же надевал.

/Много позже Указом Президиума ВС СССР полные Георгиевские кавалеры были приравнены по своему статусу к Героям Советского Союза и полным Кавалерам ордена Славы. Андрей Иванович об этом узнать не успел. Ред./

...А Север сказался. Обмороженные пальцы стали чернеть — гангрена. «Вылечился» сам: стопу на чурбан — и... пальцы топором напрочь.

«А я против!»

Строптивым был казак Фомин Егор Степанович и слишком самоуверенным. Правильным считал только свое мнение. Богатым не был, но имел пару неплохих коней на которых лишний рубль добывал извозом.

На Пасху в церкви собрался почти весь Петропавловский люд. Церковный хор вместе с дьяконом и попом пел псалмы во имя Господа Бога. Когда пропели «Иисус воскресе! Воистину воскресе!», раздался зычный хриплый голос: «А я против!».

Все оцепенели (видно, Егор уснул и подумал, что с кем–то спорит). Патрульные вывели его из церкви при общем возмущении присутствующих. Постановили наказать его розгами и на первый раз всыпать их ему двадцать пять. Положили Егора на лавку, сдернули с него штаны и выполнили экзекуцию. С тех пор Егор Степанович стал помнить, что Иисус воскресе и воистину воскресе!

«Луконинец!»

В семье казака Петропавловской крепости Егора Островского было три дочери Ольга, Марина, Перасковья и сын Сергей, который был главным помощником отца.

Годы были нелегкими. То война, то революция, война гражданская, засуха... А тут у Егора жена умерла. Сергея могли призвать в Армию. Как жить и быть?

В это время началось восстание под руководством Якова Луконина и Степана Выдрина, выступавших против коммунистов и их порядков. В числе петропавловцев, записавшихся в отряд Луконина, был и Сергей Островский.

Луконинцев ликвидировали, а спрятавшихся от возмездия властей долго искали.

Сергея прятали всей родней. Отца ежедневно вызывали на допрос, запугивали, грозились сгноить в тюрьме заживо. Не выдержав, он повесился.

В честь пятилетия Октябрьской революции амнистировали и «луконинцев». Сергей вступил в колхоз и стал работать на ферме скотником.

...Надо было травить саранчу. В колоде, что поили телят, разводили отраву, а затем напоили из этих же колод телят, которые сдохли...

Сергея осудили на десять лет, припомнив и «луконинское» прошлое. Отбывал он наказание в Троицке разконвоированным.

Съездил за арбузами

Казак Карачев был громогласным, крепкого телосложения, как настоящий богатырь. Любил выпить, поиграть в карты, и... был неравнодушен к арбузам. Прихватив как–то деньги и кое–что для продажи на базаре, на лошади тронулся в Троицк за сто двадцать километров.

Целую телегу купил арбузов и уже хлестнул по лошади кнутом, но его окликнули картежники: «Казак, иди к нам, поиграем в карты и рюмочку приголубь для настроения».

Скоро в кармане не осталось ни копейки, проиграл и лошадь. Пришлось впрягаться вместо лошади самому. Сам вез телегу с арбузами, которые и ел долгой дорогой.

На третий день, к вечеру, он был на косогоре в нескольких километрах от Петропавловки. Набрав побольше воздуха в легкие, казак стал кричать: «Старуха, ставь самовар». Старуха забеспокоилась и самовар поставила.

— «...Скоро, — говорит, — хозяин будет дома».

Домой привез он на телеге только несколько арбузов.

— Ну, ладно, хоть сам живой, а лошадь как–нибудь наживем...

Спас от смерти

Мой дед, Изергин Александр Степанович, до конца своих дней (он умер в 1964 году) помнил, что его в 1918 году спас от смерти Шеметов Алексей Семенович, наш земляк. В это время он с группировкой казачьих войск находился в родной Петропавловке.

К счастью деда, которого везли на расстрел, Алексей Семенович вышел на крыльцо правления.

— Это, — говорит, — вы куда повезли нашего пимоката?

— Везем расстреливать...

— А за что? — спросил он.

— Он, — говорит, — сбежал с фронта и большевик...

— Отставить... прекратить самоуправство. Так, за что к тебе такая немилость?

И дед рассказал, что с настоянием его расстрелять обратился сосед. Их избы стояли рядом, ну и подворья тоже. И не заладились у них отношения, а может и на дедово добро зарился. Где только мог, он кричал и матерился насколько хватало сил, обзывал «дезертиром» и «большевиком», которого «надо расстрелять», и почти добился, этого, но расстрел не состоялся. Вот как бывает, рассказывал дед. А ведь воевал он, дослужился до унтер–офицера, участвовал в Брусиловском прорыве. А что с фронта ушел — так в конце семнадцатого не то что рядовые — генералы его бросали. А командир второй Оренбургской казачьей дивизии, в которой дед служил, всю ее в родные места увел...

«Прижимистый»

Казака Егора Суханова в Петропавловской крепости почитали за его хозяйственность. Да вот только... Казаки считали его самым скупым человеком, «прижимистый» — кликали Егора. Одевался кое–как. На рабочей одежде иногда пришивал заплаты из овчины. Жила семья Егора в старом лиственном доме, состоящего из кухни и зала, которые разделял коридор. Был большой двор, обнесенный каменной стеной, с правой стороны двора стояла механическая зернодробилка. На дворе, какого только не было скота. Поили его на речке. Зимой вырубали длинные проруби. И вот, когда первые животные уже подходили к ним, то последние только что выходили из ворот...

Выращивали зерновые и другие культуры, заготавливали корма и возили их к местам зимовки. Не было в то время ни тракторов, ни комбайнов, ни стогометов и т. д. В основном ручной труд. Первым помощником был сын Петр, которого пришлось рано женить. В жены ему взяли семнадцатилетнюю Евгению Николаевну Островскую из небогатой семьи, но очень трудолюбивую. В 1930 году у них родился сын Александр, (в 70–е годы возглавлявший районный комитет народного контроля).

В начале коллективизации Егора Суханова объявили кулаком, отобрали все имущество. Его и сына Петра выселили куда–то в Сибирь. Егора больше никто не видел, а Петр сбежал домой, но ненадолго, — донесли. Снова Петра «забрали», и он исчез навсегда. Дом Сухановых отдали школе под мастерскую...

Михаил Изергин.

 

 

Поделиться

поделиться:

 

Другие материалы рубрики
09:00 На Туган жере депутатов познакомили с национальными обычаями

Александр Лазарев изучил правила национальной казахской игры, а Евгений Илле прошел мастер-класс резьбы по дереву

18:02 Заместитель губернатора Челябинской области предложил Ростуризму идею по развитию автотуризма

По мнению Александра Богашова, путешественникам на авто важна придорожная инфраструктура, но ее размещение сегодня разрешено далеко не на всех участках

16:00 Неслабый пол: южноуральцы узнают, почему женщины идут работать телохранителями

Об этом расскажет руководитель частного охранного предприятия Алина Загоруйко в студии стрим-шоу «Поутру»

Возврат к списку