Вторник, 16 Апреля 2024

Андриянов рассказал о безопасности и терроре

02.03.2011 Корреспондент: 0

Недавний теракт в аэропорту Домодедово вновь поставил перед обществом острые вопросы безопасности

Недавний теракт в аэропорту Домодедово вновь поставил перед обществом острые вопросы безопасности. Стало окончательно ясно, что «антитеррористическая политика» нуждается в серьезной корректировке.

К примеру, по словам очевидцев, в зал прилета аэропорта с улицы мог попасть любой человек, при этом металлоискатели не работали, хотя и были установлены на входе. Сегодня президент страны потребовал устранить эти и другие недочеты в масштабах всей страны. Как обстоят дела с безопасностью населения Челябинской области? Как нам оградить себя от террора? Об этом «Губернии» рассказал Главный федеральный инспектор аппарата полномочного представителя Президента в УрФО Андрей АНДРИЯНОВ.

– Андрей Сергеевич, как вы оцениваете общий  уровень безопасности нашего региона? Что нам может угрожать?

– Уровень безопасности нашей области я оцениваю как достаточно высокий. Бдительности мы не теряем. С другой стороны, мы прекрасно осознаем все угрозы, которые характерны для нас и России. Для региона это прежде всего не только угроза терактов, но и проявление экстремизма, и чрезвычайные происшествия. А факты свидетельствуют о наличии в области экстремистских структур, а также совершенных ими противоправных действиях. Но по этим эпизодам достаточно активно работали и работают правоохранительные органы.

– А были ли на территории Челябинской области попытки терактов, например, за последние 10 лет?

– Вы знаете, такого в последнее время не было. У нас наблюдались носители и представители определенных идей и структур. Например, известной международной экстремистской организации «Хизб-ут Тахрир». Но развернуться здесь никому не дали. А вот у соседей, в Башкирии, были попытки совершения теракта. В Свердловской области совершались преступления по статье 205 УК (террористический акт). У нас, к счастью, подобных преступлений с признаками террора не происходило.

– Какова роль аппарата полномочного представителя Президента в УрФО в борьбе с международным терроризмом?

– У нас выстроена четкая вертикаль антитеррористической деятельности: Президент, национальный антитеррористический комитет, соответственно на местах антитеррористические комиссии и оперативные штабы. Аппарат полномочного представителя осуществляет контроль и сбор информации для Президента России, докладываем обстановку о результативности работы органов власти. Свою роль я вижу в контроле над теми поручениями, которые дает Президент в сфере антитеррора, а также координации работы всей правоохраны. Я являюсь членом антитеррористической комиссии Челябинской области и ряда других коллегиальных органов.

– Лично Президенту докладываете?

– Есть соответствующие поручения Президента, и есть ответственные. На их выполнение главой государства отводятся конкретные сроки и определена ответственность за полноту исполнения невзирая на должности. Соответственно Главный федеральный инспектор принимает участие в проведении проверок по выполнению поручений. Так что форма доклада – процедура достаточно ясная и конкретная. Эта информация потом уходит в администрацию главы государства и в контрольное управление Президента.

– Президент Дмитрий Медведев предложил бороться с террористами, в том числе «их же методами» – через интернет-ресурсы. Как вы себе это представляете?

– Президент имел в виду использование тех инструментов, которые освоили террористы. В первую очередь речь идет об Интернете. Не секрет, что экстремисты используют Мировую сеть в качестве активной площадки для своей агитации. Понятно, что мы не можем ввести во Всемирной сети цензуру. Это даже технически почти нереально. Речь идет о том, чтобы усилить мониторинг. Чтобы мы имели четкое представление о создаваемых экстремистами сайтах. И тогда у нас найдутся технические возможности ограничить выход подобных личностей в сеть.

И мы прекрасно понимаем, что в Интернете есть авторитетные люди, которые влияют на умы молодежи. А раз так, то всевозможные форумы, сайты с их участием могут положительно влиять на общественное сознание. 

– На областном уровне сетевые экстремисты есть? Как их выявляете? Имеются ли горячие головы, которые в Интернете призывают к насилию и ненависти?

– Челябинскую область это явление не миновало. Об этом свидетельствуют судебные разбирательства. Помните шумное дело с неким Чингизом? У него появилась возможность пропагандировать свои деструктивные идеи через Интернет. И он это делал. За что он и его окружение получили реальные сроки. Была ситуация в Магнитогорске. По тому уголовному делу проходили два персонажа, которые снимали избиения мигрантов, а потом с соответствующими комментариями размещали в сети. Был прецедент в Снежинске, где человек с экстремистскими взглядами получил срок.

– Как отслеживаете подобных людей?

– В рамках ГУВД есть соответствующее управление по противодействию экстремистской деятельности. Его сотрудники занимаются мониторингом сети, выявляют подобные сайты и публикации. Аналогичная работа проводится и в управлении ФСБ. Кроме этого, у нас есть подобная договоренность о мониторинге с администрацией Губернатора.

В случае выявления экстремистских материалов следует их правовая оценка. Если оценка положительная, то интернет-экстремист получает по полной программе. Этот метод позволяет работать на профилактику.

Стоит отметить, что сегодня все пользователи сети, неважно, владельцы это сайтов или блогов, должны иметь определенную долю ответственности и самоцензуры. Иначе, даже размещая у себя чужие комментарии, можно стать проводником террористической идеологии. По сути превратиться в пособников экстремистов.

– Терроризм имеет национальность? Или здесь все сложнее?

– Терроризм по определению национальности иметь не может. Не может быть физических или этнических особенностей какой-либо нации, которые бы располагали к совершению терактов. В своей работе правоохранителя я сталкивался с представителями разных национальностей. В Свердловской области, например, в 90-е годы было совершено  5 терактов, и все они были подготовлены местными преступными группировками из славян. Это были и взрывы, и минирование. Уголовные дела возбуждались по статье 205 (терроризм). Эти действия преступного мира были направлены на то, чтобы заставить власть пойти на какие-то уступки. Ведь когда минируется газораспределительный пункт в жилом районе или  взрывается самодельное взрывное устройство по маршруту следования губернатора – это уже не бандитские разборки.

– Недавняя проверка челябинских вокзалов показала, что условный террорист без труда пронес на пригородный вокзал муляж бомбы. Какие меры стоит предпринять, чтобы обеспечить безопасность на транспортных объектах?

– Президент поставил задачу не сокращать транспортную милицию, а увеличить присутствие милиции, в том числе и на вокзалах. Также оснастить подобные места техническими средствами – металлоискателями, камерами. Самое дорогостоящее – это, конечно, техника. И это обязаны делать транспортники, потому что они отвечают за жизнь и здоровье людей. Президент четко дал понять, что забота о безопасности в местах массового скопления людей лежит не только на государстве, но и на бизнесе. Так во всем мире принято. Ведь по сути РЖД – это акционерное общество, аэропорты – абсолютно  частные структуры, в которых государству принадлежит только взлетная полоса. И теракт в Домодедово показал, что вопросы безопасности у коммерческих структур находились вовсе не на первом месте.

– Сегодня раздается много предложений сделать вокзалы и аэропорты как в Израиле. По сути это означает заградительный кордон. И на вокзал человек сможет попасть только после тщательного досмотра. Как вы этому относитесь?

– У нас все умеют делать две вещи – лечить и учить, то есть все мастера давать советы. Надо понимать, что Израиль несопоставим с нашей страной по территории – только у нас в области два аэропорта, 16 вокзалов и немалое количество станций. В каждой стране есть своя специфика. Варианты могут быть разными. Самый простой и надежный – плотность нарядов милиции. В начале нулевых был теракт во время рок-фестиваля в Тушино, когда смертница, увидев милиционеров и службу безопасности, побоялась идти через решетку, занервничала, подорвала себя на подходе. Были жертвы, но не в таком количестве, в каком могли быть.

– Как обстоят дела с охраной промышленных объектов? Плюс у нас в регионе три закрытых города.

– Что касается закрытых городов, то степень защищенности там достаточно высокая. В том же Озерске внутренние войска охраняют периметр самого города и предприятия, а служба безопасности по линии Росатома охраняет сам объект. Если говорить о промышленных предприятиях, то у нас по каждому объекту, и не только промышленному, есть паспорт антитеррористической защищенности.

В области есть перечень стратегически важных объектов, утвержденный правительством. По линии МВД таких мест насчитывается 1300. И это не только заводы, а любые объекты с массовым пребыванием людей, где совершение теракта будет иметь серьезный резонанс. Ведь сегодня с точки зрения  терроризма стадион с массовым пребыванием людей  считается более стратегическим объектом, чем, например, предприятие.

– Губернатор Михаил Юревич возглавляет антитеррористическую комиссию. Что можете сказать о его работе?

– Видно, что Губернатор далеко не формально относится к поручениям Президента. После проверок на вокзалах Михаил Юревич вместе со своим  первым заместителем Олегом Грачевым и начальником областного УФСБ Сергеем Старицыным посетил Челябинское авиапредприятие. Идет масштабная проверка всех крупнейших транспортных узлов области.

Я неоднократно бывал в аппарате национального антитеррористического комитета в Москве, общался с коллегами. Традиционно наработки челябинской антитеррористической комиссии используются в качестве методических рекомендаций в Москве для коллег из регионов. Протоколы наших комиссий рассматриваются как образцы. Это высокая оценка.

Кстати, выполнение или невыполнение антитеррористических поручений Президента – повод для принятия к высшим должностным лицам мер дисциплинарного характера. Если спуститься на уровень муниципальных образований, то невыполнение функций по профилактике терроризма и экстремизма – это основание для того, чтобы главу муниципалитета удалили от должности.

 – И напоследок. В чем должна проявляться бдительность граждан? Есть ли она вообще среди населения?

– На этот вопрос хотел бы обратить особое внимание. Логика и действия наших граждан несопоставимы с каким-либо другим государством. В качестве примера был приведен Израиль, но там психология людей абсолютно другая. Там принято в первую очередь сообщить о каком-то подозрительном факте, каком-то действии, помочь полиции. У нас бдительность от порога до порога. Стоят брошенные машины во дворах, не закрыты чердаки, подвалы. Никому до этого нет дела. Кто на это должен обращать внимание? Государство? Но ведь это должны делать и мы с вами, жители. Мы сами за собственную безопасность тоже должны отвечать. При этом не испытывая паники и страха. Поэтому хотелось бы, чтобы наши земляки более серьезно подходили к вопросам безопасности.

Виктор Ласточкин

Поделиться

поделиться:

 

Другие материалы рубрики
15:11 Минздрав Челябинской области возглавил врач-эндокринолог

На должность министра здравоохранения региона назначена Татьяна Колчинская, которая ранее работала в должности заместителя главного врача челябинской больницы №1. С января 2021 по август 2022 года она была заместителем министра здравоохранения.

16:25 По поручению Владимира Путина Миасс внесут в список опорных городов России

По результатам рабочего визита в Челябинскую область в феврале этого года, глава государства поставил перед премьер-министром России Михаилом Мишустиным и губернатором Алексеем Текслер несколько важных задач, касающихся социально-экономического и промышленного развития региона

Возврат к списку