Среда, 12 Декабря 2018

Ирина Гладкова: «Почему-то все боятся слова из трех букв – НМУ»

28.09.2016 Корреспондент: Дарья Нестерова Фото Кирилла Бекетова

Министр экологии Челябинской области рассказала, почему выросла экологическая активность населения

Наш регион индустриальный, поэтому экологическая обстановка в области довольно напряженная, особенно в крупных городах, где сосредоточены промышленные предприятия. Но в то же время в регионе около 150 особо охраняемых природных территорий, где ситуация совершенно другая. Где находятся «заповедные» районы, влияют ли они на экоситуацию в целом, почему аббревиатура НМУ так пугает южноуральцев и на что чаще всего жалуются жители? Об этом и не только рассказала в интервью «Губернии» министр экологии Челябинской области Ирина Гладкова.

– Ирина Александровна, экологическая активность населения в последнее время обострилась. Выросло ли количество обращений?
– Если в 2013 году в министерство от жителей области поступило чуть более 500 обращений, то только за восемь месяцев этого года - 1700. Более 500 из них было рассмотрено нашей службой контроля с выездом на место. Часть обращений, которые не входят в нашу компетенцию, мы перенаправляем коллегам в федеральные надзорные органы. Наибольшее количество жалоб связано с качеством воздуха, причем чаще всех обращаются жители Челябинска. Еще одна проблема – качество воды. В этом году трудности были в Южноуральске, в прошлом – в Троицке. Также жители области часто жалуются на несанкционированные свалки. Эти три направления – состояние атмосферного воздуха, качество воды и ситуация с отходами являются приоритетными в нашей работе. Но чаще всего обращения связаны с локальными проблемами, хочется верить, что их количество повысилось, потому что жители видят наши ответные действия. Если, например, у человека под окнами постоянно что-то сжигают, и из-за дыма ему нечем дышать – это локальная проблема, но серьезная, и мы в состоянии ее решить. Но когда в июле текущего года горели в леса в Сибири, и по всему региону стоял смог, мы мало что могли сделать. Иногда жалобы просто эмоциональны, а предпринять какие-то меры мы можем, только если видим конкретную проблему.

– В интервью «Губернии» министр сельского хозяйства Сергей Сушков отметил, что в Китае наш регион считают одним из самых экологически чистых в России, однако у самих южноуральцев противоположное мнение…
– Да, вряд ли жители области с этим согласятся. Нужно понимать, во-первых, что Китай – это территория с другой плотностью населения, во-вторых, широко известны смоговые явления в крупных городах Китая, они превосходят те, которые бывают у нас в области. Если бы жители нашего региона это увидели, они бы тоже, наверное, подумали, что у нас не все так плохо. Но в данном случае речь идет о тех, кто занимается сельским хозяйством, а они рассматривают как раз ту территорию, которая находится за границами городов. Крупные промышленные агломерации достаточно нагружены, а территории, которые находятся за их границами – это вполне благоприятная среда. Поэтому население в последнее время так активно покупает дачи, хочет жить за городом.

– Говорят, что в свое время на экологической карте мира Челябинская область была отмечена черным цветом – после аварии на «Маяке». Как обстоит ситуация сейчас, спустя почти 60 лет?
– Я удивлена, что вы поднимаете эту тему. Она давно ушла для области в прошлое. Тогда проблемы, конечно, были серьезные, но территория реабилитирована. В настоящее время радиационная обстановка соответствует норме.

– В области много промышленных предприятий, которые в разной степени загрязняют атмосферу. Но также ежегодно растет и количество автомобилей, что ведет к увеличению количества выхлопных газов. От чего регион страдает больше?
– От выбросов автомобильного транспорта страдают в первую очередь крупные города. Допустим, в Южноуральске или Карабаше говорить о существенном влиянии выхлопных газов смысла нет, а вот в Челябинске ситуация совсем другая. Здесь соотношение загрязняющих веществ – два к одному. Сейчас мы проводим работу, которая позволит оценить влияние выбросов от автомобилей и промпредприятий в каждой точке областного центра. В 2017 году мы сможем оценить, что больше влияет на воздух вдоль основных магистралей – выбросы автотранспорта или промпредприятий.

– Как часто проверяется состояние воздуха и в каких городах?
– В области действует система мониторинга гидрометцентра – это восемь стационарных постов, которые на протяжении многих десятилетий ведут контроль качества атмосферного воздуха в Челябинске. По поручению губернатора министерством приобретена передвижная лаборатория, которую с июля этого года нам удалось перевести на ежедневный режим работы, включая выходные и праздничные дни. Маршруты движения лаборатории составляются исходя из метеорологических условий и с учетом обращений граждан. Чаще всего это Челябинск, но также выезжаем в Карабаш, Коркино, Троицк. Пока за пределами Челябинска работа осуществляются не на регулярной основе. Скоро у нас появится еще одна лаборатория, сможем ездить в область чаще. Вся информация о результатах мониторинга сети постов Гидромета и нашей лаборатории ежедневно размещается на сайте министерства. 

– Когда объявляют режим НМУ, многих это пугает, потому что не все до конца понимают, что это означает «неблагоприятные метоусловия»…
– НМУ – это только метеоусловия, в житейском понимании – погода. Сегодня, когда мы с Вами беседуем, например, все предприятия работают, но благодаря ветру, тому что на улице вполне комфортно дышать. Неблагоприятные метеоусловия – это те условия, при которых то, что выбрасывает предприятие, может накапливаться в атмосфере. Чем длиннее период НМУ, тем более вероятно, что это приведет к превышению концентрации вредных веществ. И задача – не допустить этого превышения. По информации гидрометцентра, количество неблагоприятных дней из года в год практически не меняется. В этом году за 8 месяцев НМУ объявляли 115 раз. В прошлом – 142. Но это не значит, что каждый раз в эти дни было плохо. В Челябинске, например, за 2015 год увеличения загрязнения не наблюдалось в 91 проценте случаев НМУ, в Магнитогорске – в 81 проценте, в Златоусте – в 93 процентах случаев.

– Действительно ли в такие периоды лучше воздержаться от прогулок по улице?
– Советы в таких случаях должен давать врач. Я не аллергик, поэтому ухудшений самочувствия не ощущаю, а люди с астмой или другими заболеваниями могут почувствовать даже незначительные колебания концентрации загрязняющих веществ. Задача министерства экологии другая – давать рекомендации предприятиям и администрациям, а не гражданам. Предприятия должны сократить свои выбросы, в муниципалитетах нужно поливать дороги, чистить их, предупреждать сжигание мусора, возгорания на объектах размещения отходов. Хочется, чтобы люди понимали, что неблагоприятные метеоусловия – это не приговор и не желание оправдать появление смоговых явлений.


– Одна из основных проблем – утилизация бытовых отходов. Губернатор Борис Дубровский в послании депутатам Заксобрания отметил, что в этом году проблема будет решена для жителей Магнитогорска, Кизильского, Агаповского, Верхнеуральского районов. Каким образом?
– Проблема будет решена не только, для жителей юга области, но и для всех остальных. Для южных территорий мы заключили концессионное соглашение, в рамках которого за счет частных инвестиций строится целая система - мусорогрузочные станции, мусоросортировка и полигон для захоронения хвостов, то есть того, что уже повторно пустить в переработку нельзя. Весь мусор, собранный на этих территориях, будет сортироваться, а то, что невозможно использовать, отправят на полигон, который представляет собой сложное инженерное сооружение. Он предполагает создание полной гидроизоляции, а также наблюдение за отводом газов. Полностью исключается возникновение пожаров, которые так беспокоят жителей. Полигон – это не свалка, он напоминает скорее промышленный объект, только сырье достаточно специфическое – мусор. В начале 2017 года планируется заключить концессионное соглашение по Челябинскому кластеру. Одновременно ведется работа по подготовке к рекультивации челябинской городской свалки, уже в этом году будут проведены предпроектные работы, в 2017 – разработка проекта.

– Следующий год объявлен Годом экологии, будут ли в связи с этим какие-то изменения, новые проекты? Кроме того, приближается саммиты ШОС и БРИКС, которые планируют провести в Челябинске в 2020 году, но экологическая ситуация пока оставляет желать лучшего…
– На Год экологии в Челябинской области запланировано более 80 мероприятий. В числе наиболее важных задач – переход на новую региональную систему организации деятельности по обращению с отходами на территории Магнитогорского и Челябинского кластеров, о чем мы уже с вами говорили, а также разработка проекта рекультивации челябинской городской свалки. Также будет создана система сводных расчетов загрязнения атмосферного воздуха, которая позволит определить квоты выбросов для предприятий и автомагистралей. Кроме того, мы намерены получить федеральные средства на реализацию проекта снижения влияния загрязненного стока с территории Карабаша на качество воды Аргазинского водохранилища. То есть к саммиту ШОС и БРИКС ситуация уже изменится. Наша задача – привести экологические параметры области в норму. Это значит, что воздух и вода должны быть чистыми. И прийти к этому мы планируем даже раньше 2020 года.

– Качество воды в Челябинске несколько лет назад приводили в пример другим регионам, как ситуация обстоит сейчас в областном центре и других районах области?
– Та вода, которая поступает в наши дома, может нравиться или не нравиться нам по вкусовым ощущениям, но она соответствует норме. Это подтверждают данные регулярных исследований, проводимые управлением Роспотребнадзора, лаборатории МУП ПОВВ. Понятно, что в разных населенных пунктах источники водоснабжения разные, соответственно, в одних районах вода может быть мягче, в других – жестче. Но критерии качества для всех одинаковы и определены САНПиН. Если вода этому не соответствует – то предпринимаются чрезвычайные меры. Мы это наблюдали в Троицке и Южноуральске. Вода, которую жители Челябинска получают из крана, безопасна и соответствует установленным санитарным требованиям. Конечно, системы водоснабжения и водоотведения на многих территориях устарели, требуют модернизации и такая работа ведется. Нам всем хотелось бы решение этих проблем в короткие сроки.

– Возможное строительство Томинского горно-обогатительного комбината вблизи мегаполиса стало одним из самых проблемных вопросов для челябинцев и жителей окрестных территорий. Как вы считаете, появление ГОКа отразится на качестве жизни горожан?

– ГОК стал не только объектом повышенного внимания и тревоги жителей, но и предметом особого внимания властей. По поручению губернатора министерством проведен аудит проектной документации, который показал, что жители правильно идентифицировали основные риски – они связаны с применением технологии кислотного выщелачивания, строительством хвостохранилища. И Русская медная компания готова учесть рекомендации аудита в проекте.
Сейчас правительством области создана рабочая группа, координирующая работу по реализации рекомендаций экологического аудита. Новая проектная документация будет представлена на обсуждение. Давайте увидим и оценим проект.



Кстати 

Где министр экологии собирает грибы

– Как вы считаете, репутация области, как промышленного региона не помешает развитию туризма?
– Сейчас очень популярна тема устойчивого развития, когда территория развивается, но не губит при этом все вокруг. Прогресс не остановить, но необходимо сохранить природу для будущих поколений. За границей тоже есть промышленные регионы, но у вас не вызывает отторжения как туристический объект, к примеру, Австрия, хотя она достаточно нагружена в промышленном плане. Наша задача добиться того же на Южном Урале.

– Недавно обсуждалось создание на территории области биосферного резервата. Тогда Борис Дубровский поднял вопрос о возможных ограничениях для промышленных предприятий, которые окажутся на территории резервата. Все-таки ограничения будут?
– Опасения Бориса Александровича мы услышали и решили сначала узнать, как на территориях относятся к такому предложению, и только потом начать готовить заявку. А цель создания резервата – сделать те территории, на которых мы живем и работаем, больше похожими на расположенные рядом ООПТ.

– А есть ли будущее у экотуризма?
– Хотелось бы, чтобы люди цивилизованно сплавлялись по нашим рекам, наслаждались природой, берегли ее. Сейчас, к сожалению, иногда кажется, что целью некоторых «туристов выходного дня» становится вывезти как можно больше мусора на природу. Это такое грустное наблюдение. У нас есть чудесные заказники, где обитает много различных видов животных, которых можно увидеть вживую. В Санарском заказнике, это очень живописное место – можно посмотреть на косуль. В Донгузловском заказнике можно посмотреть на пеликанов, они прилетают на Южный Урал каждый год и гнездятся в болотах.

- Вы патриот и отдыхаете на Южном Урале?
- Я вообще очень люблю Челябинскую область. Раньше отдыхала в основном в саду, как шутят мои соседи - на южном берегу Шершневского водохранилища. Часто бываю на Увильдах, Тургояке. Самое любимое место – это, наверное, горно-заводская зона, национальный парк «Таганай». С ним связано очень много приятных воспоминаний из молодости. Грибы ездим собирать в Аргаяшский район.

 

Возврат к списку