Среда, 12 Декабря 2018

Дочь Владимира Степанова: «Сады России» не умрут — в память об отце мы расширяем производство»

26.01.2017 Корреспондент: Светлана Шлыкова Фото: Вячеслав Шишкоедов, gubernator74.ru и из архива семьи Степановых

Основатель и бессменный руководитель научно-производственного объединения «Сады России» Владимир Степанов был человеком с необыкновенной харизмой. Его уже сейчас называют человеком-легендой, сумевшим создать предприятие, известное во всей России. Для Челябинской области «Сады России» - вообще визитная карточка. Это не только полюбившиеся огородникам качественные семена и саженцы, лаборатория, где выводили новые морозоустойчивые сорта овощей и фруктов, но и новые рабочие места в разных районах региона, гранты и победы в конкурсах, участие в выставках, создающие имидж Южного Урала. И когда в конце прошлого года Владимира Васильевича не стало, у многих возникли вопросы: что будет дальше с НПО «Сады России», кто теперь генеральный директор, останется ли это научно-производственное объединение в Челябинской области? «Губерния» поговорила об этом с дочерью Владимира Степанова. Именно она, Дарья Воронкова, теперь возглавляет компанию – назначить ее гендиректором было последним распоряжением Владимира Васильевича.

Дарья-Воронкова,-генеральный-директор-НПО-Сады-России.jpg- Дарья Владимировна, южноуральцы, которые считают «Сады России» в первую очередь челябинским брендом, очень переживают за судьбу научно-производственного объединения. Будет ли и в какой мере продолжено дело вашего отца, сохраните ли его проекты?

- Все слухи, касающиеся закрытия компании, продажи активов на сторону не имеют под собой никакой реальной подоплеки. Ни одного проекта, который бы касался основной деятельности нашего научно-производственного объединения — обеспечения россиян семенами и посадочным материалом, а также фруктами и ягодами, не будет закрыто. Я постараюсь не только сохранить компанию в полном объеме, но и собираюсь развивать, расширять производство. В последние годы я занималась европейским направлением садоводства, поэтому со своей семьей – мужем и двумя детьми - жила в Москве. Сейчас мы уже переехали в Челябинск. Решение жить и работать на Южном Урале принято осознанно. «Сады России» – это теперь дело моей жизни, хотя оно, конечно, и раньше было таким. Это семейная компания, но я не разделяю ее и регион — научно-производственное объединение и дальше будет брендом Челябинской области. Основная ее площадка останется, как и прежде, в Красноармейском районе. Рабочие места, кадры — все будет сохранено. Все, что делал отец, буду делать и я. Сейчас мои первые помощники – преданные делу люди, соратники отца, которые с ним работали бок о бок многие годы. Я им безоговорочно доверяю, дорожу их мнением и поддержкой.

«В лаборатории кипит работа – выводим новый сорт картофеля» 

- На базе НПО создана уникальная лаборатория микроклонального размножения, есть сортоиспытательный участок. Продолжите ли заниматься селекцией плодовых и ягодных культур?

- На эту работу мы делаем ставку, бросаем туда колоссальные силы, ищем новых талантливых специалистов. Отец отдавал селекционной работе много времени, развивал и финансировал это направление, так как в России эта сторона сельского хозяйства мало изучена. Есть определенные преимущества, которые дает высокотехнологичный продукт, поэтому отказываться от этого было бы по меньшей мере непродуктивно, а проще говоря – глупо. «Сады России» уже стали лидерами рынка по определенным сортам, аналогов которым нет. Взять тот же самый абрикос, это наша эксклюзивная культура, выживающая в условиях экстремальных холодов, чего нельзя сказать о продукции Краснодарского края или центральных регионов. Сейчас, к примеру, в нашей лаборатории работают над выведением нового сорта картофеля. Какой-нибудь новый сорт овощей или фруктов обязательно назовем в честь отца, который постоянно помогал талантливым селекционерам и ученым, на свои средства организовывал научные съезды, конференции, плодовые фестивали. 

Лаборатория-микроклонального-размножения-+_DSC0963.jpgЛаборатория микроклонального размножения 

«Судьба лимонария пока под вопросом – ищем компромисс» 

- Владимир Васильевич был необыкновенным человеком. Талантливый организатор, активный, решительный, трудолюбивый, он сумел выстроить хорошие отношения с правительством Челябинской области и региональным министерством сельского хозяйства. Вам обещана какая-то поддержка от этих структур?

- Я очень надеюсь на дальнейшее сотрудничество на всех уровнях власти – от районной до региональной. Знаю, что у отца были очень хорошие личные отношения и с губернатором Челябинской области Борисом Александровичем Дубровским, и с его заместителями, и с министром сельского хозяйства. Благодарна всем, что после смерти отца нашу семью поддержали. Мы уже встречались с Сергеем Юрьевичем Сушковым, обсудили планы по дальнейшей нашей работе. Они у нас есть! В этом году мы закладываем плантации малины. Плантации клубники и абрикосов, как вы знаете, успел заложить отец. И все это в Красноармейском районе, где постараемся централизовать производство по максимуму. Пока места хватает — земля есть. Когда-нибудь, конечно, встанет вопрос о расширении. Районные власти, кстати, нас очень сильно поддерживают во всем.

Южноуральская-земляника-вытеснила-с-прилавков-иностранные-ягоды_DSC0876.jpgЮжноуральская земляника вытеснила с прилавков иностранные ягоды

- В Агаповском районе вот тоже лимонарий «Садов России». Такие гигантские чудо-лимоны смогли вырасти на южноуральской земле!

- Мы сейчас оцениваем ситуацию с лимонарием. Не скрою, будем принимать по нему какое-то определенное решение. Дело в том, что помещение, в котором размещен лимонарий, очень старое. Конструкция там не просто дряхлая – она опасная и может рухнуть в любой момент. По этим же причинам содержание здания, не говоря уж о ремонте, обходится очень дорого даже для такого успешного предприятия, как «Сады России». Один из рассматриваемых нами вариантов – создать новый лимонарий поближе к Челябинску, так и управлять предприятием было бы проще. Это обойдется дешевле, чем поддерживать старый лимонарий. Надо понимать, что мы не госструктура, а все-таки коммерческое предприятие, которое умеет считать деньги. С другой стороны, мы прекрасно осознаем, что лимонарий – это в том числе и рабочие места для Агаповского района, поэтому вопрос сложный. Возможно, найдем какое-то компромиссное решение... Сейчас передо мной стоит огромное количество задач, одна сложней другой. Буду решать их постепенно.

Морозоустойчивые-абрикосы,-которые-вывели-селекционеры-НПО.jpgМорозоустойчивые абрикосы, которые вывели селекционеры НПО

«Отец всегда мечтал рассылать по почте семена собственных томатов» 

- Когда в 1987 году Владимир Степанов организовал кооператив «Сад и огород», который теперь всем известен как НПО «Сады России», цель была – рассылать семена и саженцы почтой. Как маленький кооператив смог превратиться в научно-производственное объединение?

- Отец рассказывал, что с четырнадцати лет у него была такая мысль – рассылать по почте посадочный материал. После окончания лесотехнического института он работал лесничим, директором лесхоза. По складу ума был предпринимателем, бизнесменом и для родного лесхоза мог договориться о любых взаимозачетах. Возглавляемые им предприятия всегда были передовыми. И когда после перестройки разрешили кооперативную деятельность, отец сразу начал свое дело. На садоводстве они с моей мамой были помешаны всю свою жизнь, поэтому вопроса о направлении деятельности кооператива даже не возникало. Семена не перекупали для продажи, а собирали по всей России. Просто раньше это делали только для себя, желая вырастить овощи-фрукты в своем огороде, а в конце восьмидесятых начали более масштабную работу, но на любительском уровне, конечно. Отец был таким открытым человеком, что ему не составляло труда, увидев у кого-то в огороде интересные экземпляры томатов, познакомиться с хозяевами и попросить помидор на семена. Из разных поездок по стране он привозил помидоры и огурцы. Сколько себя помню, у нас дома постоянно проводились какие-то испытания, эксперименты. Все подоконники были сначала в семенах, потом в рассаде. Каждый кустик подписан. У нас был большой участок с открытыми грядками, что важно в условиях севера, и теплицами. Когда появлялись плоды, проводили дегустации – как положено, на разных тарелках. Я всегда вела протоколы. Сначала мы втроем – я, мама и папа – занимались полностью всем циклом, начиная от обработки писем до производства семян и отправки посылок. Первое рекламное объявление дали в «Приусадебном хозяйстве». Дальше заработало сарафанное радио. Потом выпустили черно-белые каталоги, которые родители сами составляли. Я все время помогала. Хотя была единственным ребенком, родители воспитывали меня в строгости, с семи лет работала. Первые помощники появились в кооперативе года через четыре. Однако мама сначала сама вела бухгалтерию, а потом на протяжении многих лет отвечала за работу с клиентами. Отец делал все и строил планы. Он очень переживал, что в связи с технологическими трудностями и отсутствием грамотных специалистов в вопросах размножения и селекционной работы трудно вывести сорта, стойкие к морозу и пригодные для Урала, Сибири, Дальнего Востока. И когда появилась финансовая возможность, отец с присущим ему энтузиазмом взялся за это новое, в общем-то, для России дело. И, я считаю, добился существенных успехов.

+_DSC0836.JPG

– Можно было остановиться, заработав первые большие деньги, а не пускать их на науку, на дорогостоящий проект. На самом деле – это государственное мышление…

– Отец был не тем человеком, который в какой-то момент мог остановиться. До последнего своего вздоха планов у него было безумное количество. В последнее время он изучал опыт интенсивных садов, когда на территории в один гектар размещают не 200, а 800 деревьев. Такие сады распространены на юге страны, но возможны ли они на территории Южного Урала? Данного опыта еще нет, отец хотел его получить, чтобы перевести сельское хозяйство региона на новый уровень. Рассматривал он также вопрос создания собственного производства по переработке выращенных овощей. Речь, к примеру, о кетчупе под брендом «Сады России». И таких идей было множество.

 «В память о маме назвали благотворительный проект» 

– Владимир Васильевич ушел из жизни скоропостижно, ему было всего лишь 63 года. Инсульт. Но мало кто знает, что за полтора года до этого он похоронил свою жену, вашу маму Надежду Олеговну. В честь нее назвал благотворительный проект по посадке саженцев плодовых деревьев на территории детских домов и интернатов Челябинской области – «Сады надежды»…

- Да, родители ушли друг за другом. Они жили все время вместе и умерли, как говорится, почти в один день… У мамы тоже случился инсульт… Так бывает… Отец очень уважал маму. Она была очень мудрая женщина, поддерживала папу безоговорочно, верила ему. Есть такое выражение «За сильным мужчиной всегда стоит сильная женщина». И я думаю, что это правда. По крайней мере в нашей семье было так… А проект «Сады надежды» мы, конечно, продолжим. И посвящен он теперь будет не только маме, но и папе. На его похоронах кто-то сказал, что сейчас по всей России цветут сады, выращенные из семян и саженцев Степановых. Действительно, за все годы в разные регионы страны отправлено десять миллионов посылок, и у нас было много постоянных клиентов.

Дарья-Воронкова-с-мамой-Надеждой-Олеговной,-в-честь-которой-Владимир-Степанов-назвал-благотворительный-проект-Сады-надежды.jpgДарья Воронкова с мамой Надеждой Олеговной, в честь которой Владимир Степанов назвал благотворительный проект «Сады надежды»

"Челябинскую область и «Сады России» свела судьба"

– Почему больше всего повезло именно Челябинской области? Площадкой для НПО «Сады России» было выбрано село Шибаново в Красноармейском районе, хотя в последнее время ваши родители жили в Курганской области.

– Расстояние для родителей никогда не было преградой, так как работали во многих местах России. Я, например, родилась в Магнитогорске в 1981 году, а жили мы в Варне. Потом переехали в Тюменскую область. Всегда жили в обычных деревенских неблагоустроенных домах на земле, рядом с рекой и лесом со всеми вытекающими последствиями. Поэтому точку базирования для «Садов России» искали не только в Челябинской области, но и Свердловской, Курганской областях. Но так сошлись звезды, что выбрали Красноармейский район. Там был хороший дом с постройками, в которых можно было размещать первоначальные склады, базу. Отец сказал, что помещение не сырое, сухое, с температурой, удовлетворяющей всем требованиям. Выбор был сделан. Так и свела судьба «Сады России» и Челябинскую область… К слову, только что мы открыли большой фирменный магазин в торговом центре ЧелСи в Челябинске на Троицком тракте. Приняли решение, что помимо своего посадочного материала будем привлекать проверенных поставщиков, качество семян и рассады которых гарантируем. Уже подготовили новый каталог для рассылки семян и саженцев по почте — россияне ждут с зимы, чем мы их порадуем в садово-огородный сезон. В феврале будем главным спонсором специализированной конференции... Жизнь продолжается...

– Знаю, что по образованию вы китаист-востоковед-экономист. Китайский рынок можно осваивать, это сейчас в тренде.

– Пока российского рынка достаточно! А такое образование я получила по совету отца. И мне очень приятно, что в Челябинской области так любят моего папу…

Владимир-Степанов-угощает-Бориса-Дубровского-грушами.jpgВладимир Степанов угощает Бориса Дубровского грушами

 

Возврат к списку