Вторник, 19 Октября 2021

В Челябинской области находят «сокровища» восемнадцатого века

17.09.2021 Корреспондент: Игорь Галактионов Фото автора

Этим засушливым летом, когда реки обмелели и обнажили береговые участки земли, южноуральцы стали находить то там, то здесь старинные монеты - потерянную два века назад мелочь

«Сокровища Булзей»

На берегу Синары читатель «Губернии» обнаружил екатерининскую полушку (четверть копейки) 1786 года чеканки. Мы выяснили, можно ли такие «сокровища» оставлять себе и где та тонкая грань, которая отделяет случайную находку и кладоискательство от уголовного преступления, когда из земли извлекаются предметы археологической ценности.

…Синара в этом году из-за жаркой и сухой погоды обмелела, река сдвинулась к центру и обнажила полосу илистого дна. Обычно эта часть берега скрывается под водой, а теперь стала зоной поисков современных искателей ценных и не очень металлов.

- Места вокруг на десять раз уже прошли заезжие гастролёры, целые кланы поисковиков приезжали. А вот эта полоска берега, которая вышла из реки, никем не обследовалась, - рассказал товарищ по паломническим поездкам в село Булзи Евгений.

Это именно он нашел екатерининскую полушку (четверть копейки) 1786 года чеканки на обмелевшем берегу. Такая полушка, мы посмотрели в каталоге, выпускалась тиражом 450 тысяч экземпляров, и сейчас стоит на аукционе 12 тысяч рублей. Правда, в хорошем состоянии, а так – тысячу или две. Но продавать такие находки нельзя (почему – об этом позже).

Евгений - не первый булзинский «кладоискатель», обнаруживший ценные находки на территории монастыря. (В поселке Булзи Каслинского района находится монашеская община при храме Покрова Пресвятой Богородицы.) Мужчины приезжают сюда из разных городов области, чтобы помочь монахиням в восстановлении храма, колке дров, работе с подсобным хозяйством. Часто приходится работать с землёй – вот и находятся потерянные когда-то монеты. В основном советские, но и старинные попадаются. Как правило, трудники отдают их матушке Феодосии, которая собирает коллекцию для создания музея.

- Мы из этих монет сделаем целую экспозицию в нашем будущем музее, который собираемся создать в Булзях при монастыре. Он будет посвящён истории сельской глубинки. Собираем не только монеты, но и различную старинную утварь, предметы быта селян. Что касается монет, то самая старая из тех, что есть у нас - денга 1748 года, периода царствования Елизаветы. Как раз почти тогда и было основано село Булзи. Монету нашел мальчик, который помогал разбирать завалы тогда ещё разрушенного храма, - сообщила матушка Феодосия.

денга 6.jpg

Основанием села Булзи принято считать 1744 год. Огромный храм здесь возвели через сто лет, в 1841 году. В 18-19 веках крестьяне жили здесь достаточно богато, их было около пяти тысяч человек! Сейчас едва набирается 600. Люди выращивали хлеб, а купцы удачно продавали, об этом можно судить по размерам построенного на их пожертвования храма. По массивным каменным домам, которые в изобилии стоят по селу. По дворам, покрытым огромным гранитными плитами, этаким аналогам современной брусчатки и асфальта.

монета 2.jpgВ общем, деньги здесь водились. И по всей видимости, они иногда просачивались через худые карманы крестьян. Монеты теперь обнаруживаются практически везде: на улицах, огородах, пустырях. Но чаще всего их находят на территории, прилегающей к храму. Когда-то у его подножия проходили ярмарки, и на них царила толчея. Не мудрено, что кто-то терял голову в пылу сделок. Вместе с головой порою терял и мелочь. 

Специалисты связывают обилие найденных в Булзях и окрестных сёлах медных монет с тем, что чеканились они совсем рядом – в Екатеринбурге. Все слышали о Московском и Санкт-Петербургском монетных дворах, но мало кто знает, что в самом крупном уральском городе он тоже был. Монетный двор в Екатеринбурге работал с 1725 по 1876 год. В конце 18 века на него приходилась чеканка почти 90 % всей российской медной мелочи. Видимо, поэтому и расчёт на Урале предпочитали вести медью, а не серебром. Кстати, в ранние времена копейки весили больше килограмма. Представьте, сколько бы металла понадобилось возить в Санкт-Петербург, не создай царь монетный двор в Екатеринбурге.

монета 1.jpg

Кладоискательство под запретом?

Можно ли монету оставить себе, если нашел случайно, без металлоискателя – на берегу пересохшей реки, к примеру, как наш герой? Или обязательно надо отдать ее в музей? А законна ли деятельность «кладоискателей» с аппаратурой? В последние годы резко возрос интерес к старой народной забаве «найди клад». Сейчас искателей древностей часто можно встретить в деревнях на развалинах храмов, старинных домов и подвалов. Ищут они, правда, не горшки с золотом, а в основном старинные медные монеты и утварь. Уверяют, что капают они исключительно в местах, где не ведутся и не велись никакие археологические раскопки, а поиск осуществляют по картам, на которых есть информация, где копать запрещено. Нельзя, к примеру, трогать курганы, могильники, кладбища, заповедники, памятники истории, культуры и природы. И по закону ценности, пролежавшие в земле более ста лет, выкапывать нельзя. Они часть культурного слоя, который трогать запрещено.

«Губерния» взяла комментарии у специалистов в вопросах археологии: старшего научного сотрудника ЮУрГУ Гаяза Самигулова и главного хранителя Государственного исторического музея Южного Урала Ирины Ивлиевой.

В 2013 году вступил в силу Федеральный закон №245-ФЗ, который поисковики назвали «законом о кладоискательстве» или «законом о запрете металлоискателей». Суть его заключается в запрете поисков с металлоискателем на месте археологических раскопок и исторических памятников. Но по мнению экспертов, трактовка того, что считать предметами археологии, очень расплывчата.

- Сами по себе медные монеты даже 17 и 18 века особой ценности могут и не нести, а представлять интерес лишь для коллекционеров. В музее таких образцов могут быть десятки, если не сотни. Поэтому страшного в том, что люди оставляют эти монеты себе на память, нет. А вот продажа старинных предметов, особенно если потом выяснится, что они несут археологическую ценность, ведёт к нарушению уголовного законодательства. Наказание предусматривает 500 тысяч рублей штрафа и два года лишения свободы. Но и это не самое главное, с точки зрения нас археологов. Когда искатели с металлоискателями начинают выборочно копать ямы на месте археологических раскопок, нарушается целостность объекта, точнее его просто разрушают. Копателей интересует только металл, остальное при этом либо ломается, либо перемешивается. Я против любых неорганизованных раскопок, - объясняет свою позицию известный южноуральский археолог Гаяз Самигулов.

Сами искатели часто оперируют другим федеральным законом «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации». В нём говорится, что монеты, могут представляться в музеи на экспертизу. И если фонд музея не посчитает предложенные экспонаты ценными и не будет их выкупать, то монеты нашедший может оставить себе. Впрочем, по мнению главного хранителя южноуральского музея Ирины Ивлиевой, закон уже многократно претерпел изменения.

- Сейчас мы принимаем в свои фонды все предметы, имеющие историческую ценность. Если человек, нашедший их, принесёт в дар музею, мы возьмём. Другой вопрос, что люди идут к нам далеко не всегда, а просто оставляют монеты в своей личной коллекции. Случаи, когда поймали поисковика, который выкопал какой-то ценный археологический предмет и попался на его продаже, есть. К нам обращаются за экспертизой даже сотрудники ФСБ. Чтобы обезопасить себя на все сто процентов, советуем всем любителям-поисковикам записываться в любую из археологических экспедиций. Их сейчас достаточно много в разных регионах России, - советует главный хранитель исторического музея Ирина Ивлиева.

монета 4.jpg

 

Другие материалы рубрики
11:41 В Челябинской области уже больше 12 000 больных COVID-19

С начала октября эта цифра увеличилась на две тысячи человек

12:46 «Отцы и дети»: как в Челябинской области справляются с родительскими обязанностями многодетные папы

Как отгладить дочке юбку, поговорить о половых различиях и рассудить детей по справедливости - в День отцов "Губерния" поговорила с мужчинами, у которых много детей. Среди тех, кто ответил на наши вопросы, и глава одного из муниципалитетов.

18:48 Денис Проценко: «Ситуация с заболеваемостью COVID-19 близка к критической»

Распространение дельта-штамма коронавируса делает положение дел в медицинских учреждениях крайне сложным

Возврат к списку