Вторник, 28 Сентября 2021

Лариса Голубкина: «У нас не было такого понятия, как звезда»

11.04.2014 Корреспондент: 0

«Губерния» публикует интервью с народной артисткой России, членом Попечительского совета Проекта «50 ПЛЮС» Ларисой ГОЛУБКИНОЙ.

«Губерния» публикует интервью с народной артисткой России, членом Попечительского совета Проекта «50 ПЛЮС» Ларисой ГОЛУБКИНОЙ.

- Лариса Ивановна, что для Вас сейчас главное в жизни?

- Самое главное в жизни любой женщины – семья, дети, внуки… По большому счету уже все продумано, пережито, и если что-то ставить на первое место, то, конечно, это дочь и внуки – Маша, Ваня и Настя. Они живут самостоятельно и время от времени меня к себе зовут, но иногда так получается, что у меня или спектакль, или я в отъезде.  Вообще в моем представлении идеальная бабушка – это та, что топчется на кухне и ждет детей из школы. Я не такая. Видимо, это уже вчерашний день. И поэтому мне глубоко симпатичен Проект «50 ПЛЮС». Ведь он ориентирован на активных, позитивных людей, которых радуют все плюсы зрелого возраста! По сути это первый и единственный проект, направленный на данный возрастной сегмент, и я не случайно вошла в его Попечительский совет. Искренне радуюсь успехам команды Марии Салуцкой, ведь за 3 года они развернули такую деятельность – ежегодно проводят Международный Форум-выставку «50 ПЛЮС. Все плюсы зрелого возраста» - беспрецедентное мероприятие, единственное в России, Фестиваль творчества людей зрелого возраста, Фестиваль-Премию «50 ПЛЮС. Новая жизнь» в области достижений людей зрелого возраста. Теперь 2 раза в месяц выходит всероссийская общественно - политическая газета, ориентированная на аудиторию людей зрелого возраста «50 ПЛЮС. Все плюсы зрелого возраста».

В вашей семье складывается актерская династия. Дочь тоже актриса. Вы хотели бы, чтобы и внуки выбрали эту профессию?

- Думаете, мои родители хотели, чтобы я была артисткой? Но я ею стала. Думаете, я хотела, чтобы Маша была артисткой? Конечно, нет. А она в 14 лет снялась в фильме «Ребро Адама», после чего ко мне это уже не имело никакого отношения. Она достаточно самостоятельная, у нее другой взгляд на все, другой темперамент, внутренний мир. И мне кажется, она на сцене более свободна, чем я. Хотя я тоже стараюсь никогда не прикидываться, быть правдивой и органичной, но у нее это лучше получается…

- Вы как-то сказали, что для Вас дом – это творчество, что даже к приготовлению котлет Вы относитесь творчески. 

- Когда был жив Андрюша (Андрей Миронов – прим. Ред.), в доме всегда были завтрак, обед и ужин, и дверь всегда была открыта для людей, которых он мог в любой момент привести. Андрюша когда-то говорил своей маме: мама, ты делаешь хорошие котлеты, но Лариса лучше. А когда одна осталась …  Сейчас я люблю готовить для гостей. Могу сварить борщ, когда приходит подружка детства. Получаю удовольствие, если делаю блинчики с мясом или голубцы для внуков.

- Вы очень рано стали звездой, уже на 2-м курсе института после «Гусарской баллады» проснулись знаменитой.  В столь юном возрасте сложно не заболеть звездной болезнью.

- Во-первых, тогда такого понятия не было – звезда.  Но были знаменитости. Те люди, которым я доверяла, меня не хвалили, папа вообще говорил: ну подумаешь, снялась! А то, что за полгода картину посмотрели 49 миллионов, я не считаю своей заслугой. Хотя после этого почти  50 лет я прожила, что называется, «на поверхности». Меня знали все, и в советское время можно было по блату купить растворимый кофе, сыр «Виолу», вырезку. Это было преимуществом известного артиста в Советском Союзе.

В какой-то момент я от этого устала и подумала: какой кошмар, чтобы мясо купить, надо быть очень известным человеком!  Раньше у нас тут был овощной магазин, и время от времени меня пускали «за кулисы» магазина, где было то, чего не было на прилавке. Но даже если ты заходил «со двора», все равно нужно было показывать какие-то фокусы, рассказывать сказки,  пройтись по канату, сделать тройное сальто, прежде чем тебе принесут килограмм огурцов…

Это другая жизнь. Нынешнему поколению она не понятна. Сейчас нужны только деньги. А тогда и деньги, и связи, так называемый блат. По блату можно было достать и чешский белый кафель, и кухонный гарнитур… Но актерам не так уж много платили, особенно в драматическом театре. На зарплату можно было купить один унитаз, а потом ждать следующей получки.

- Однако многие ностальгируют по тем временам.

- Ностальгируют, потому что внешне были все равны, и это многих устраивало. В нашем доме, где я живу уже 40 лет, машина была только у Олега Табакова, у его жены, и у нас с Андрюшей было по машине. Это было все равно, что иметь «Бентли» по нынешним временам. Но мы были известными артистами, и нам нечего было стесняться.

Вы знаете, сколько было в Москве девочек и мальчиков, закончивших технические вузы? Инженеры тогда были в моде, и всех их загоняли в НИИ закрытого типа. Что они там делали? Вспомните «Служебный роман» Рязанова: продавали сапоги, красились, накручивали волосы, курили, пили кофе до 6 вечера... Что могло им там нравиться? Но зато все были пристроены.

Мы никогда не ставили материальные блага на первое место. И никогда не унывали, всегда были энергичные. И теперь повзрослев, когда дети выросли, многие находят себе новые увлечения – кто-то пишет книгу, кто-то занялся спортом, некоторые путешествуют. Нужно осознавать, что мое поколение небезразлично ко всему новому, нам подавай то, что заставит двигаться, жить! Вот почему мне и моим друзьям интересна информация, которая помогает развиваться, больше узнавать и быть в ногу со временем.

- Кстати, Вы рекомендовали друзьям газету «50 ПЛЮС»?

- Я это сделала с выходом первого номера. Я с удовольствием прочла статью о Евтушенко, столько песен на его стихи прозвучали в советских кинофильмах, мы все их поем и сейчас… И вообще, газета очень содержательная, информационная – из нее можно узнать много из того, что нас интересует. Финансовые вопросы – как разобраться в них, если банки сегодня столько всего предлагают. Или юридические вопросы – одно дело проконсультировался с юристом, что-то запомнил, что-то нет. А тут – написано. Не понял – перечитал. Сейчас ведь как – молодые заходят в Интернет, на любой сайт, любую информацию нашли, прочитали. А нам-то ближе газета, даже если можем зайти на тот сайт, информация не читается, не запоминается... Печатное слово – оно привычнее. Вот в Европе, к примеру, уже переходят назад, к печатным изданиям. Ее можно взять в руки, почитать в метро, на трамвае, да на диване!

- Лариса Ивановна, есть ли в Вашей семье какие-то традиции, кумиры?

- Явных, записанных в семейной книге традиций нет. Но тот стиль жизни, который был в детстве, сохраняется. Или кто-то тебе встретился на жизненном пути –другие люди, дом, семья, которые тебя удивили и которым захотелось подражать… Где-то я прочла, что учишься только у тех, кого любишь.

А что касается кумиров… У меня было три Маши – Мария Петровна Максакова, которая была моим педагогом по вокалу, Андрюшина мама Мария Владимировна Миронова и ленинградский режиссер Мария Иосифовна Давыдова.

Когда Андрюша сделал мне предложение, мне было 23 года, и он познакомил меня с родителями. Я с ними даже больше общалась, чем с ним, у меня сложились приятельские отношения с его мамой, у которой я многому научилась.  У Марии Петровны Максаковой я научилась профессии, пению, вокалу, манере себя держать на сцене, умению разговаривать... А с Марией Иосифовной Давыдовой, которой я очень благодарна, мы виделись каждый год до самой ее смерти. Стоило мне приехать на гастроли, устроиться в отель и принять душ, я сразу шла к ней на завтрак в прелестный старый ленинградский дом. Эти женщины, конечно, были и остаются для меня кумирами.

- Расскажите, пожалуйста, о своих концертах. Люди слушают Вас, затаив дыхание. Вы сами подбираете репертуар?

- Репертуар я уже давно подобрала. Конечно, сама! Я знаю, как звуком можно привлечь зрителя, и этим пользуюсь. В древние времена людей можно было привлечь с помощью обрядов, так же и сейчас – можно завлечь звуком, тембром… Меня провожают аплодисментами, и когда я работаю, слушают внимательно – значит, я их как-то задеваю?  В чем тут загадка-то? В моем хорошем исполнении или в энергетике, которая притягивает? Или в моей доверительности, открытости? Мне кажется,  дело в  энергетическом посыле,  именно он затрагивает зрителей.

У меня диплом актрисы музыкального театра. Я пела всегда, выступала с лучшими пианистами эстрады - Давидом Ашкенази, Симоном Коганом, Левоном Оганезовом, пианистом Утесова Леонидом Кауфманом. А с какими музыкантами и дирижерами я работала! И все-таки на протяжении всей жизни надо было больше уделять себе внимания в музыкальном плане. Хотя  до сих пор у меня голос «не замыленный», я его сохранила, но если бы пела каждый день, может, спела бы сейчас Чио-Чио-Сан…

- А кто Ваш зритель?

- Я играю в театрах – в Пушкинском, Театре Советской Армии и в антрепризе. Смешанный зритель, но в основном это женское крепкое поколение нашей страны. Мужчин очень мало. В консерватории, на классике, в опере их еще можно увидеть, но в театре они редкие гости. Конечно, приятнее всего, когда молодежь приходит.

Вы говорите – крепкое женское поколение. А ведь сколько у нас женщин, перешагнув определенный возрастной рубеж, боятся в свет выходить! Что Вы можете посоветовать тем, кто теряет уверенность в себе, замыкается на домашних проблемах, погружается в одиночество?

- Это происходит подсознательно. Почему-то в нашей стране стоит женщине выйти замуж, родить, сделать карьеру – и в представлении окружающих она уже почти старуха! Даже ее дети могут сказать: все, мама, хватит, ногами не крути…

Давать советы по этому поводу очень сложно. Надо менять в корне отношение общества к людям зрелого возраста. Вот мы были в Америке со спектаклем. Там люди покупают абонементы на целый год, как у нас в Консерваторию, и в выходные из Нью-Йорка выезжают в Атлантик-Сити или еще куда-то. Играют там в казино,  читают книги, ходят на море, а вечером идут смотреть представление. Я спросила одну женщину - а где ваши дети, внуки? А она мне: «Там где-то. Мы-то при чем здесь? У нас своя жизнь».

У нас этого нельзя было представить тогда. А теперь все это доступно! Менталитет людей старшего поколения меняется на позитив! Вся информация, куда сходить в выходные, куда поехать отдохнуть есть в доступных источниках, сайтах, газетах – только действуй, не сиди на месте!

С другой стороны, и от самого человека многое зависит. У меня есть приятельницы еще со школьных времен, которых куда-то вытащить из дома – проблема! То прическа не та, то наряда подходящего нет… Это комплексы тех застойных времен… И эти комплексы поддерживаются огромным количеством гламурных журналов, которые появились за последние 20 лет. Они рассчитаны на девушек под 2 метра ростом, с точеной фигуркой, да еще на огромных каблуках…

Для нас и про нас, которые не могут уже на себя все это надеть, нет вообще ничего. Ты как будто на обочине, брошенная всеми. Поэтому Проект «50 ПЛЮС» – очень  хорошая задумка. Именно поэтому я его поддерживаю и голосую за его продвижение! Но нужна большая силища и выносливость, чтобы привлечь к себе внимание, побудить людей объединиться вокруг этой замечательной идеи.

 

Другие материалы рубрики
17:12 Президентские гранты получил 21 культурный проект из Челябинской области

Больше 43 миллионов рублей будет направлено на развитие культуры, искусства и творческих индустрий на Южном Урале

13:49 Южноуральцы возвращаются с европейского чемпионата по профессиональному мастерству с наградами

Сборная России заняла первое место не без помощи участников из Челябинской области

10:02 Сколько южноуральцы платят за коммуналку?

Стало известно, как много приходится тратить среднестатистической семье в Челябинской области на жилищно-коммунальные услуги

Возврат к списку