Среда, 12 Декабря 2018

Дмитрий Микулик: «Как автолюбитель я тоже ругаю ямы, не думайте, что я их не замечаю»

31.05.2016 Корреспондент: Дарья Нестерова Фото: Максим Куликов

В эксклюзивном интервью министр дорожного хозяйства и транспорта Челябинской области Дмитрий Микулик рассказал «Губернии», каким городам достанутся федеральные деньги, обещанные премьер-министром, что случилось с асфальтом, который укладывали прошлой зимой в Кунашакском районе, и кого за плохие дороги ругают сами власти.

Казалось бы, привычные и уже давно ставшие обыденными для России проблемы с дорогами в последнее время стали уже не просто острой темой, а болезненной. Про то, что весной асфальт растаял вместе со снегом, не пошутил только ленивый. И такая ситуация не только в Челябинской области. Водители всеми возможными и невозможными способами стараются привлечь внимание властей. В Барнауле, например, местные жители недавно «залатали» дороги слепками зубов, а в Приморье ямы эффектно засыпали деньгами. Южноуральцы до таких критичных и креативных мер не дошли. Ситуация сложная, но дело не стоит на месте: средства на дороги выделены – более 10 миллиардов рублей, ремонтные работы идут полным ходом. Однако еще пару месяцев назад, когда снег начал таять и обнажились все проблемы, на дорожников повалился шквал критики. Он касался и состояния дорог в целом, и «странных» канадских технологий, следуя которым, на Южном Урале асфальт впервые положили зимой. И в этот не самый простой период новым министром дорожного хозяйства и транспорта Челябинской области был назначен Дмитрий Микулик.

Дорожный вопрос всегда будет острым

– Дмитрий Сергеевич, вы и сами знаете, что дороги сейчас – одна из самых болевых точек региона. Вступая в должность министра, пришлось, можно сказать, принять удар на себя. Охотно ли занимали этот пост, был страх?

– Особого страха не было, потому что есть определенный жизненный опыт работы в непростых ситуациях. Я в принципе так и попал в дорожную отрасль – в кризис, в 2008 году. Начинал на родине – в Республике Башкортостан. Тогда направление было для меня новым – сразу же с места в карьер. Теперь я четко понимаю всю проблематику отрасли. Сейчас действительно очень много проблем, причем они копились не один-два года, а десятилетиями.

– Почему именно сейчас так остро встал дорожный вопрос и на региональном, и на федеральном уровнях? Чем, на ваш взгляд, это обусловлено – некачественным асфальтом, технологиями или чем-то еще?

– Если мы будем честны, этот вопрос был острым и в прошлом году, и в позапрошлом, и десять лет назад. Руководство страны и региона четко понимает, что дорожная сеть – это основа, фундамент развития экономики региона. При поддержке губернатора мы поставили перед собой очень серьезные планы на этот год и надеемся, что осуществим их. В результате население ощутит определенные изменения и в состоянии дорожной сети, и ее сохранности.

DSC_0106.JPG

Наследие СССР

– Чем отличаются методы и принципы укладки асфальта и вообще строительство дорог у нас и за рубежом? Какова гарантия на дороги в других странах и у нас?

– Кардинальных различий в строительстве нет, но есть в климате. Летом у нас доходит до плюс 30, а зимой – до минус 30. При этом у нас короткий дорожно-строительный сезон – всего пять месяцев, есть необходимость его увеличить. Мы исследуем опыт северных стран, применяем проверенные технологии. Но учтите, что большой объем дорог за рубежом в свое время делался с применением бетонного основания, то есть они заложили очень серьезный мощный фундамент, а дорожное покрытие просто менялось. В Советском Союзе дороги строили «хозспособом». Сейчас уже новые ГОСТы, по которым мы работаем. Что касается гарантии, конечно, она есть. Верхний слой в среднем должен продержаться без ремонта минимум четыре года, то есть не должно быть ни ямочности, ни деформаций. Нижний слой служит на несколько лет дольше. Все зависит от покрытия и степени воздействия на дорогу. В 2016 году мы начали жестко контролировать соблюдение этих гарантийных обязательств, уже есть ряд претензий, которые мы предъявили подрядчикам, и они должны за свой счет их устранить.

Никто не украдет и сантиметра асфальта

– Есть ли где-то кроме России такое понятие, как «ямочный ремонт», или это чисто русское решение?

– Везде есть ямочный ремонт. Многие ведь как думают: если ремонтируют дороги, значит, все сделают коряво, а половину еще и украдут – ямы засыпали, и хватит. Но все забывают, что глубина промерзания грунта в зимний период на Урале составляет почти два метра. Соответственно, чтобы это все оттаяло, одного дня не хватит. На это уходит от месяца до трех. В процессе оттаивания грунта мы только с помощью ямочного ремонта можем обеспечить нормальный проезд на дорогах. Пока все не растает, масштабные дорожные работы проводить невозможно, и сейчас как раз наступило их время. Технология ямочного ремонта, кстати, тоже непростая. Как бы нас ни ругали, мы от него не откажемся.

– Кстати, о том, что «половину еще и украдут». Действительно ли на строительстве дорог раньше очень хорошо наживались? Если не докладывать по сантиметру асфальта на каждый километр, можно, наверное, очень быстро разбогатеть. Возможно ли это сейчас?

– Этот сантиметр, который «не доложили», конечно, уже стал легендарным. Но на следующий год этот же сантиметр станет причиной образования серьезной колеи на дороге, и тогда уже подрядчик по гарантийному обязательству вынужден будет дорогу переделать. За свой счет. Когда я работал в подрядной организации, мы, наоборот, старались лишний сантиметр «доложить», чтобы на эту дорогу больше не возвращаться в течение пяти лет. В нашей области при приемке дорог, законченных строительством, осуществляются вырубки, которые исследует лаборатория. И в первую очередь на толщину слоев. Поэтому нечестные на руку подрядчики ищут другие способы улучшения своей «экономики». Но и с ними мы достаточно успешно боремся. Потому что некачественный объект проявит себя сразу. А вот чтобы у подрядной организации не возникало соблазна, в этом году мы отказались от авансирования всех видов работ. Госконтракты не заключаются просто так. Мы должны быть уверены, что подрядная организация даже при падении цены на 30 процентов все равно сделает качественную работу. Для этого мы устанавливаем жесткий контроль. А вообще, могу сказать, что если толщина верхнего слоя от трех до пяти сантиметров, и из него еще пару сантиметров убрать, даже визуально будет заметно.

– Недавно в некоторых СМИ прошла информация о том, что в Челябинской области появится платная трасса. Касалось это участка дороги «Стерлитамак–Кага–Магнитогорск»…

– Этот объект относится к Башкортостану. А у нас в перспективе как платная дорога может рассматриваться трасса «Оренбург–Орск–Челябинск». Это очень серьезный инфраструктурный проект на стыке двух областей. Он многолетний, и сейчас находится только на стадии обоснования.

DSC_0153.JPG

Канадские технологии не подвели

– Как обстоят дела с дорогой в Кунашакском районе, которую этой зимой укладывали при минусовых температурах? Тогда многие предвещали, что весной она растает вместе с асфальтом. И вот весна закончилась, а про дорогу пока не слышно.

– Дорога была сделана на основе канадской технологии: присадки в асфальтобетон, которые применяли, позволили укладывать асфальт при отрицательных температурах. Я сам лично занимался этими технологиями еще в 2008 году. К этому надо относиться достаточно спокойно, не надо переворачивать все с ног на голову. Та дорога, которую мы построили, не развалилась и сейчас находится под постоянным контролем. Мы уже выезжали на нее, есть некоторые замечания, которые уже обозначены под- рядчиками, их исправляют. В этом деле невозможно учиться в теории, мы получили определенный опыт. Главная причина завершения этого объекта – понимание того, что целый населенный пункт численностью более 180 человек останется без дороги. Я бы мог смалодушничать и не построить ее, понимая все риски негативного восприятия, зная, что посыплется критика. Но мы сделали эту дорогу, и с ней все в порядке. Так что и дальше будем применять эти технологии на территории Челябинской области.

Ищем золотой стандарт

– Какие еще новые технологии применяются при строительстве дорог на Южном Урале?

– Новые технологии – хорошо забытые старые. В конце девяностых и начале нового века Челябинская область была одним из лидеров по привлечению современной техники и внедрению новых технологий. Это все было подзабыто, и мы практически реанимируем «старые-новые» технологии, ищем золотой стандарт для Челябинской области. Мы уже сделали экспериментальный участок с основанием из сталефибробетона, применили ресайклинг с добавлением нового материла, применили ряд присадок в асфальтобетон. Сейчас смотрим, как это все поведет себя в будущем.

– В свое время в Челябинске заметно улучшилась дорожная ситуация. Дороги расширили, сделали «умные» светофоры. Что еще планируется сделать в Челябинске, а также в городах области?

 – Несмотря на то что мы областное министерство, городу Челябинску мы будем уделять большое внимание. С учетом предстоящих мероприятий – саммита ШОС и БРИКС – естественно, созданы рабочие группы. В рамках этих групп идет активное обсуждение и выработка решений по развитию инфраструктуры города, которая будет способствовать повышению комфортности проживания его жителей и гостей. Кроме того, есть трудности и в реализации ремонтных мероприятий. Они связаны с тем, что интенсивность движения большая, и дорожникам она мешает. Так, все мы видим стремление «автовладельцев» прокатить по свежему асфальту, «открыть движение». А это может привести к деформации слоя и последующему его разрушению. Мы сейчас пытаемся отрегулировать этот процесс, ситуация будет нормализована. Челябинск как был красивым городом, так и останется, только еще и с хорошими дорогами. Улично-дорожная сеть Челябинска составляет около десяти миллионов квадратных метров. Будем приводить в порядок исходя из тех ресурсов, которыми обладает область. Недавно выделили дополнительные федеральные средства, те, о которых говорил Дмитрий Медведев, когда приезжал в Челябинск. Они будут направлены на ремонт дорог Челябинска, Копейска и частично на дороги областного значения, соответственно, здесь дела пойдут быстрее. А что касается области, у нас порядка 52 процентов дорог находится в пределах нормы. Нельзя сказать, что в каком-то районе дороги плохие, а в каком-то хорошие, проблемы есть везде, постепенно будем их решать.

Наши дороги не самые плохие

– А вы сами водите автомобиль, какой марки? Как можете оценить сложившуюся ситуацию на дорогах с точки зрения обычного водителя, а не министра дорожного хозяйства?

– В гараже стоит отцовская «копейка», но я на ней, конечно, не езжу, это память о родителях. А вот на семейном автомобиле «Peugeot» я достаточно много ездил по стране, знаю состояние до- рог в Московской, Владимирской, Нижегородской, Ивановской областях. Так что могу сказать: дороги Челябинской области далеко не самые плохие в России. Как автолюбитель я также ругаю ямы, не думайте, что мы какие-то особенные люди и их не замечаем. Я знаю, например, сколько колес пробил мой заместитель по транспорту. Каждый раз приходит и говорит: «Ну вот, еще одно колесо потерял». Всю эту проблематику я понимаю, знаю, и мы нацелены на то, чтобы улучшить ситуацию.

 – Вы сказали, что тоже ругаетесь, когда едете за рулем автомобиля по плохим дорогам. Но если все в основном ругают власть или дорожников, то кого ругаете вы?

– Я ругаю яму. Ругать кого-то другого – это неправильно. Я не ругаю ни себя, ни тем более дорожников, потому что знаю, как эти люди работают. Это адский труд. Дорожники встают в четыре утра в жару, холод или дождь – неважно, заводят технику и едут на дороги. Если еще ругать их за все подряд, чего мы этим добьемся? Они уйдут, а кто встанет на их место? Я пока не вижу очереди в дорожную отрасль. Если вы считаете, что вы специалист в этой сфере, я вам ответственно заявляю: приходите к нам, и я сделаю все возможное и невозможное, чтобы взять вас к себе на работу. Но только если вы действительно профессионал, а не диванный критик. К сожалению, дорожники не волшебники. Для всех производственных процессов есть свои сроки. Есть законы Российской Федерации: о контрактной системе, о дорожном хозяйстве, целый ряд нормативно-правовых актов, согласно которым период реагирования может достигать до двух лет. Разрушилась дорога, и, чтобы ее отремонтировать, мне нужно сначала сделать техническое задание на проект, провести торги, сделать сам проект, защитить его в госэкспертизе и потом уже только приступить к ремонту. На это уходит очень много времени. Соответственно, вы можете ругать кого угодно, процесс от этого не ускорится. Нас тоже надо понимать. Упаси Боже, кто-то скажет, что виноваты во всем законы России. Это просто регламентная процедура, которой мы придерживаемся, мы работаем в правовом поле. Я не имею права тратить государственные деньги без прохождения соответствующих процедур.

– Как вы сами подметили, дорожников чаще ругают, но есть за что и хвалить: зимой на юге области разгребали тоннели в двухметровых сугробах…

– Да, снега было очень много, особенно на юге области. Разговаривали со старожилами, они сказали, что такого не помнят. Именно поэтому мы сейчас поставили задачу – фактически переформатировать диспетчерскую службу, которая отвечает за мониторинг состояния дорог. В 2017 году будем формировать систему так называемых датчиков, которые покроют всю территорию области, они позволят нам не просто констатировать проблемы, а хотя бы за полдня их прогнозировать. Разговаривали со специалистами-разработчиками космических систем, просили их оказать поддержку. Задачу поставили. Надеюсь, что к концу этого года мы сформируем техническое задание, в следующем реализуем эту систему на практике. Диспетчерский пункт будет новым и современным, а самое главное – функциональным. 

 

Возврат к списку