Четверг, 21 Марта 2019

Леонид Мальцев лично знал Кашириных

14.03.2017 Корреспондент: Лев Молчанов, Чесма

«Мой дед строил дороги и мосты Чесменского района»

Мой дед Леонид Демьянович Мальцев (1896-1969) был казаком Великопетровской станицы. Служил в пятом Оренбургском казачьем Атамана Могутнова четырехсотенном полку, входящем во вторую бригаду первой Туркестанской казачьей дивизии первого Туркестанского армейского корпуса Туркестанского военного округа в городе Ташкенте.

В начале Первой Мировой войны дивизия начала свои боевые действия в армии генерала Самсонова в Восточной Пруссии. Удачно начатое наступление из-за несогласованности действий с армией генерала Ренненкампфа сорвалось. Армия попала в окружение и почти вся погибла в гиблых прусских болотах и лесах. Дед в составе сводного казачьего отряда вырвался из окруженного Грюнфлисского леса к своим.

Казачьи части пережили Февральскую революцию, Октябрьский переворот и покинули фронт после подписания позорного Брестского мира. Домой шли эшелонами, но Троцкий дал приказ все части идущие с фронта пропускать только после сдачи тяжелого и легкого оружия. Казаки выгрузились с эшелонов и пошли домой в конном строю, но со стрелковым оружием. Так и шли отрядами от станции до станции, не заходя в большие города.

Дед рассказывал: “Дойдем до поселка, где живет однополчанин - встреча, баня с дороги, стол праздничный от родни, а утром мы в путь, а хозяин, который дома не был всю войну, уже с постели не встает: расслабился дома и тиф пришел. Домой пришли, а тут чехословацкий корпус поднял восстание по всей сибирской магистрали, да и атаман Дутов не признал Советскую власть, и заполыхала по Уралу Гражданская война”.

И дед не мог отсидеться в стороне. Он знал лично братьев Кашириных, офицеров, перешедших на сторону Советской власти. Воинская удача отвернулась от белого движения летом 1919 года. Теперь наступали красные. В 1920 году в войска белых были заброшены листовки с обращением о сдаче в плен и переходе на службу в Красную армию. Генерал Брусилов обещал всем добровольно сложившим оружие, что их ждет амнистия и место в рядах РКА. Но по решению Реввоенсовета 54 тысячи боевых офицеров, прошедших всю войну были расстреляны. В Тургкестане армия Дутова с боями уходила к границам Китая. И вот тут обращение Брусилова сыграло положительную роль, те казаки, которые в него поверили и перешли на сторону Советской власти, были брошены на борьбу с басмачами. Наш дед во главе сотни казаков воевал с ними в течение года.

В 1921 году дед вернулся в Великопетровку. Мне рассказывал, как гонял банды басмачей в Средней Азии; о коварстве и подлости басмачей: “Приезжаешь в кишлак, едешь по узким улочкам, на площадях по лавочкам сидят аксакалы, чай пьют. Здороваются, к столу приглашают – мирные люди. Улыбаются, почет оказывают. О басмачах слыхом ни слыхивали. У нас мирный кишлак. Советскую власть любим. Из кишлака на три сотни метров отъехали – вдруг сзади крики, выстрелы. И из мирного кишлака вылетает банда сабель в 500, а у меня всего сотня бойцов. Разворачиваю сотни и на них, сам впереди. Вот так и воевали”.

С 1921 по 1932 год дед с семьей живет в Великопетровке. В партию большевиков не вступил, несмотря на свое боевое прошлое. А может быть именно поэтому… С того времени не сохранилось ни одной фотографии деда. Думаю, он их уничтожил, чтобы не подвергать семью репрессиям. В 1932 году из Москвы приехал тайно человек, предупредил деда о грядущих чистках, посоветовал сменить место жительства. В 1933 году дед оканчивает курсы дорожных мастеров. И в 1934 году переезжает во вновь образованный Чесменский район начальником Дорстроя. Тогда и появилась первая фотография, на которой мой дед вместе с другими начальниками райотделов на областных курсах дорожных мастеров.

С 1934 по 1941 года дед строил дороги, мосты и плотины по всему Чесмеснкому району. Только в Чесме дед построил два моста – первый по улице Чапаева соединял больницу и заречную часть с основной старой частью села; второй – на улице Ленина. Он построил плотину, перегородившую речку Туеткан и напоил Чесму и колхоз «Красный партизан» водой. Когда началась Великая Отечественная война, все оценили состояние дорог в Чесменском районе. И после войны многие десятилетия Леонид Демьянович Мальцев строил дороги, мосты и плотины по всему району, пока не вышел на пенсию. Его знали и любили как хорошего специалиста и порядочного человека, много хороших дел сделавшего для района и простых людей.

 

Возврат к списку