Понедельник, 28 Мая 2018

Сироты войны

20.04.2010 Корреспондент: ЗнамяТруда

Из моей родной деревни Курманово на фронтах Великой Отечественной войны погибло (по неполным  сведениям) 98 человек. Значит, их семьи осиротели. Я встретилась с некоторыми из представителей этих  семей и записала их воспоминания, простые и незатейливые.

È íå îáõîäÿòñÿ áåç ñëåç âîñïîìèíàíèÿ
 
- тех, кто не дождался самых родных людей с фронта
 
Из моей родной деревни Курманово на фронтах Великой Отечественной войны погибло (по неполным сведениям) 98 человек. Значит, их семьи осиротели. Я встретилась с некоторыми из представителей этих семей и записала их воспоминания, простые и незатейливые.
Вот что, например, рассказала мне Флюра Искаковна Булатова: «Из нашей семьи на фронт были призваны мой отец Хадыев Искак Ибрагимович и его старший брат Исмагил Ибрагимович, а также братья матери – Хабибуллин Жамиль Загидуллович и Хабибуллин Хайбулла Загидуллович.
Мне не было тогда и трех лет, сестренка Аниса родилась через три месяца – в сентябре – после ухода отца на войну. А вскоре пришло извещение, что отец пропал без вести. Испытали мы с сестрой все то, что пережили все дети войны: голод, холод, были мы раздеты, разуты. Самое же тяжелое: мы не знали, что значит жить с отцом, кто такой отец…
Я закончила семилетку в Курманово, потом в 8-10 классах училась в Кунашаке. После окончания школы поступила в Верхнеуральское училище, получила профессию продавца и всю жизнь проработала в магазинах д. Курманово, т. е. до выхода на пенсию».
Не может без слез говорить об этих страшных годах Мавлида Сафеевна Шарафутдинова. Ее отец, Мустафин Сафа Мустафеевич, 1920 года рождения, был мобилизован в декабре 1941 г. Первые шесть месяцев учился в Чебаркуле. Жена, то есть мама Мавлиды Сафеевны, иногда ездила навестить его.
Дочь Мавлида родилась в июле 1942 года. Когда ей исполнился один месяц, мать повезла показать ее отцу. Но не увидел отец свою дочку. Ночью, в 12 часов, погрузили бойцов в эшелон и отправили на фронт. С фронта шли письма от отца. Но очень ждали его самого жена и дочь домой. А его все не было и не было. «Завидовали мы тем, чьи отцы вернулись, - вспоминает Мавлида. – До 1947 года служил мой отец в Германии. А потом – погиб. Похоронен в г. Веймаре, в братской могиле № 47, в третьем ряду. Так хочу съездить к отцу! Но нет возможности. Говорят, что сейчас не выделяют на это денег детям войны.
Словом, пока росли мы сиротами, не обижал нас только ленивый. «Ягнята – сироты», - так обзывали нас ребята, жившие с отцами. А ведь в годы войны и после нее чего только мы ни перетерпели! Были дни, когда кусок хлеба делили на шестерых. С малых лет пришлось нам работать наравне со взрослыми. Гудели от усталости руки и ноги, но молодость взяла свое: мы выжили. Сейчас, конечно, жизнь хороша. А, вспоминаешь свое детство – хочется плакать…».
Вторит ей и Зифа Лутфуллиновна Абдуллина. Ей было четыре года, когда отца призвали на службу.
«Помню, как на подводах, распевая песни под звуки гармошки, уезжали наши отцы на станцию Муслюмово, - рассказывает она. - А то, что пришлось пережить нам во время войны, не дай Бог больше никому испытать!
Старшей сестре было шесть лет, мне – четвертый год, младший брат Памир  совсем маленький. Все время чувствовался голод. Были дни, когда нечего было есть. Особенно тяжело было глядеть на братишку, который все время плакал… Весной становилось легче. Лишь только стает снег, начинали копаться в огородах – искать прошлогоднюю гнилую картошку. Потом приносили ее домой, резали тонкими пластинами и клали на железную печку. Так вкусна была эта гнилая испеченная картошка!
Потом становилось еще легче: рвали в лесу дикий лук, щавель, выкапывали корни саранки, собирали стебли, пока мягкие и сочные, борщевника, обсасывали цветы и стебли медуницы. А когда вырастала новая картошка, совсем можно было забыть про голод. Летом собирали в лесу ягоды. Их можно было унести в Челябинск, продать, а на вырученные деньги хоть что-то купить.
Никогда не забуду, как однажды мы с сестрой Нафисой набрали полное ведро ягод, а по дороге домой встретил нас колхозный бригадир, отобрал наши ягоды и увез на лошади. Куда он из увез? Неужели домой? До сих пор думаю: если это так, то как же ели наши ягоды его жена и дети?..
Еще одна была беда – нехватка дров. Что делать? Впрягались в двухколесную тележку: братишка – посередине, мы с сестрой – по краям. Собирали хворост, сухостой. Однажды встретил нас лесник и отобрал топор. Испуганные, пошли мы домой, со слезами на глазах рассказали о случившемся матери. Конечно, поругала она нас, но достала из подпола свой «неприкосновенный запас» - кусок сливочного масла, пошла к леснику, принесла топор домой.
Слава Богу, выжили мы. Сейчас живем в достатке. А отец наш похоронен в Ленинграде (я говорю по-старому, никак не могу называть его Санкт-Петербургом), Старшая сестра съездила в год 50-летия Победы на Пискаревское кладбище, поклонилась отцу, а я вот никак не могу съездить. Пока не умерла, надо бы навестить отца…».
Много в нашем селе «сирот войны». Это дети Нигматуллина Шакира: Ляйли, Мухлиса, Абубакир. Выросли в тяжелейших условиях. Сейчас в живых только старшая дочь Ляйли, а ее сестренка и братишка умерли от рака.
Это Зайнагетдинова (Кафеева) Роза Нагимовна. Ей было всего три года в 1941 году. Но она помнит, как провожали отца на станцию. Увез его на лошади Галимов Мухаметвали. Младший брат Розы Нагимовны умер в 9 лет. Были письма с фронта. Одно она помнит отчетливо: было оно пробито пулей. Отец носил его в нагрудном кармане, и оно спасло ему жизнь. Но после госпиталя он снова был ранен и погиб.
Галимова (Гарипова) Дарига Саитхужевна, Рахимов Нигаматулла Хибатуллович, его сестра Гайниямал Хибатулловна, Махмутова Зулхадья Хибатовна, Ягудина Галия Зарифовна, ее братья Жигангиров Рифкат Зарифович, Жигангиров Фарит Зарифович, сестра Жигангирова Бибихан Зарифовна – все они уже умерли. Видно, сказалось голодное и холодное детство. Да еще и авария на ПО «Маяк» подорвала здоровье многих курманцев.
Большим уважением среди односельчан пользуются братья Муфаззаловы, Гайфулла и Набиулла. С двумя детьми на руках осталась их мать Зулькамал. Третий сын у нее родился уже после ухода мужа на фронт. Была очень трудолюбивая. После работы в колхозе ночами шила. За миску овса могла сшить платье, за тарелку картошки – камзол. Вырастила и детей очень трудолюбивыми, настоящими добытчиками.
Такими же выросли дети защитников Родины Зиннуров Шамрат Шаймарданович, Габдуллины Насибулла и Набиулла, сестры Гиниятуллины: Марьям, Фарида и Мавлида, Галимуллина (Хужина) Сания Мухаметшиновна, ее брат Хужин Талип Мухаметшинович.
 Конечно, я не всех здесь назвала. Но, обдумывая даже то, что собрано и изложено здесь, я радуюсь, что мы живем в мирное время, в достатке, имея и мать, и отца. Не все, к сожалению, это ценят...
 Юлия ГАЛИУЛЛИНА, ученица
11 класса МОУ «Курмановская СОШ».

 

Другие материалы рубрики
03:59 «Славу» на замок! В Копейске эвакуировали людей из торгово-развлекательного комплекса

В полдень 18 ноября в дежурную часть поступило сообщение о подозрительной сумке, оставленной в женском туалете копейского торгово-развлекательного комплекса «Слава».

04:41 Крыша для здоровья. Новый аптечный склад в Челябинской области ускорит доставку лекарств на село

Оперативность снабжения расположенных в сельской местности аптечных пунктов повысится благодаря открытию в Челябинской области нового аптечного склада. Кроме этого, доставка и хранение лекарств потребуют меньше затрат.

01:31 «Прошли достойно». Дубровский поблагодарил южноуральцев за активность на выборах

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поблагодарил всех, кто проявил гражданскую активность и принял участие в голосовании 13 сентября. Об этом сообщает сайт gubernator74.ru

Возврат к списку