Вторник, 23 Октября 2018

80 лет - "Знамени труда"

19.10.2010 Корреспондент: ЗнамяТруда

Я ЛЮБЛЮ стихотворение «Хлебная ночь» казахского поэта Олжаса Сулейменова, из которого  взят заголовок. Как точно передал он настроение теплой сентябрьской ночи! В такие дни комбайнеры не уходили с уборочных работ до 1-2 часов ночи, чтобы успеть как можно скорее убрать урожай с десятков тысяч гектаров  районной пашни. А еще в стихотворении Сулейменова присутствует корреспондент районной газеты.

«Öèôðû – ïîñëå,
ñåé÷àñ âû îòäàéòå áëîêíîò ïîä ñòèõè...»
 
...Без задержки наутро как всегда выходила районная газета
 
Я люблю стихотворение «Хлебная ночь» казахского поэта Олжаса Сулейменова, из которого взят заголовок. Как точно передал он настроение теплой сентябрьской ночи! В такие дни комбайнеры не уходили с уборочных работ до 1-2 часов ночи, чтобы успеть как можно скорее убрать урожай с десятков тысяч гектаров районной пашни. А еще в стихотворении Сулейменова присутствует корреспондент районной газеты.
И это не случайность. Корреспонденты районной газеты в те времена были с земледельцами в хлебную ночь, с животноводами на утренней дойке. Мы проверяли качество ночной пахоты зяби, организацию питания людей в летних лагерях животноводов. А еще во вторую смену, когда на зернотоках не хватало людей, до 12 часов принимали участие в разгрузке машин с хлебом. Если зерна было много, на уборку мобилизовали грузовой автотранспорт всех районных организаций. А это не только самосвалы. Вот и помогали молодые журналисты по графику райкома ВЛКСМ в разгрузке этих машин.
Утром же нас ожидал обычный рабочий день. И редактор Амирхан Ханович Ахметьянов вместе с ответственным секретарем Раисой Федоровной Хисматуллиной встречали нас вопросом: «Репортаж с зернотока будет?», а замредактора Кашшаф Юлдашевич Юлдашев, проходя мимо кабинета, в котором сидел творческий коллектив редакции, спрашивал: «Дети пишут?».
Первую страницу газеты тогда верстали только из свежей информации, из рассказа о событиях, которые проходили вчера и позавчера. Отписаться надо было к 11 часам утра, чтобы типография успела к 11 часам вечера отправить газету на почту.
- Хорошо?
- Романтично?
- Чудесно?
- Да! Да! Да!, - отвечаю я на все три вопроса казахского поэта. Ведь если шел дождь, стопорилась уборка – не было ни хлебных ночей, ни нескольких строчек о них в газете.
Мне кажется, я начала работать в районной газете в самое интересное время. 1970-й год. «Знамя труда» уже более 5 лет выходит на 4 страницах. Ее предшественницы – «Колхозсы» и «Колхозник» печатались на одном листе, на двух страницах. Очень было много официальной информации, и оттого газета больше была похоже на «боевой листок» райкома партии. Мы тоже печатали немало информационных сообщений о работе партийного органа и советского – районного Совета депутатов (вначале депутатов трудящихся, а потом - народных депутатов), но из-за увеличившегося объема могли позволить печатать и программу телевидения (что, кстати, говорило о том, что телевидение перестало быть диковинкой и вошло в каждый дом), и литературные страницы.
От корреспондентов требовались уже не только партийный взгляд на проблемы, но и бойкое перо, разнообразие жанров. И потому редактор искал сотрудников с творческой жилкой, соответствующим образованием.
Когда через 2 года «районки» я поступила в университет на факультет журналистики, Амирхан Ханович уже в каникулы после первого курса в первый (!) день отдыха попросил меня выйти поработать. И после все каникулы я проводила в редакции.
Сегодня я хочу немного рассказать о каждом из тех, кто тогда составлял творческий коллектив редакции.
Амирхан Ханович Ахметьянов – редактор, руководивший газетой без малого четверть века. Если в политическом плане он держал газету – и нас – в безукоризненном состоянии, то в бытовом плане был совершенно терпим к нашему богемному виду. Если для работников райкомов КПСС и ВЛКСМ существовал строгий дресс-код, то молодежь редакции, которая размещалась в этом же здании, в начале 70-х расхаживала по офису в мини-юбках, менявшихся во время командировок на брюки (а они для женщин тогда тоже были под запретом!), имевшие хорошие бюсты позволяли себе и смелые вырезы.
Но для редактора это ничего не значило. Он оценивал нас по количеству и качеству строк, готовности по первому зову отправиться в командировку.
О! Командировка тогда по праву носила это звание. Это не выезд в село на хорошем автомобиле по неплохой дороге. Вначале добирались на железнодорожные станции, благо более половины района было охвачено этим видом транспорта. Если это была станция Тахталым, то затем на молоковозах по тем деревням, которые отправляли молоко на здешний молокозавод. Если на другие станции – договаривались с секретарями партийных комитетов совхозов – главными помощниками редакции, которые встречали нас на машинах, целый день возили по хозяйству, а вечером вновь доставляли к поезду (электрички пошли только во второй половине 70-х). Счастьем было, если находилось место в райкомовском «Газике». Хоть и приходилось вместе вытаскивать машину из ям (дороги, например, в Усть-Багаряк просто не было), зато доезжали сразу до места.
Веселее было во время уборки урожая. Когда начиналась сдача зерна на элеваторы, на уборочных машинах можно было добраться до любого села, ведь невозделываемых полей не было, и хлеб поступал из каждой деревни…
А не поехать в командировку тоже было нельзя. Одной из «священных педакционных коров» была «география». В каждом номере надо было писать о возможно большем количестве совхозов. Из одного места допускались материалы разноплановые: про надои на ферме и открытии садика, про урожайность в совхозе и ветеране с этой территории… Понятно, почему редактор ценил репортеров мобильных, т. е. готовых отправиться в командировку по первому приказу.
Вторым лицом на тот момент в редакции был заместитель Кашшаф Юлдашевич Юлдашев. Именно в период, когда «районка» переходила на 4-полосный выпуск, он возглавлял редакцию. Но силен был, в первую очередь, как репортер. Он мог подготовить «информушек» на всю первую страницу, встав для этого в 4 часа утра.
А уж чтобы добыть интересный факт из жизни своего героя, узнать об интересном событии – Кашшаф Юлдашевич просто превращался в такие моменты в ищейку. После выхода на пенсию ему пришлось уехать в пос. Синарский, где жила его семья. Он продолжал радовать редакцию короткими, но емкими материалами, а также выпускать стенгазету «Совхозная жизнь» на профессиональном уровне.
В противовес Кашшафу Юлдашевичу заведующий сельхозотделом Владимир Пахомович Граханов отталкивался в работе не от факта, а от его описания. Он был невероятно популярен в районе, потому что рисовал будничную жизнь своих героев яркими красками. Пахомыч, как звал его весь район, писал фельетоны, которыми зачитывались все.
«Если вы не примете меры, я пожалуюсь Граханову», - так написал в райком партии один из простодушных читателей газеты.
Впрочем, не всегда подобное обращение было только следствием простодушия. Помнится, лет через 10 после описываемых событий мне позвонил управляющий Халитовским отделением, орденоносец Яков Иванович Вихерт. По его мнению, обидели лучшую в районе доярку Санию Махмутовну Баязитову. У кавалера ордена Ленина забрали группу коров, которую она раздоила из первотелок. Яков Иванович уже обращался к первому секретарю райкома КПСС. Когда тот озвучил ту же версию, что в руководстве хозяйством, управляющий обратился в … районную газету, уповая на ее авторитет.
Штабом газеты всегда был секретариат. Ответственный секретарь следил за всеми памятными датами и давал задания корреспондентам, обеспечивая выпуск газеты, с соблюдением географии материалов. В начале 70-х (а до этого более десятка лет) ответсекретарем редакции была Раиса Федоровна Хисматуллина. Имевшая среднее образование, она тем не менее обладала большой эрудицией, имела широкий кругозор.
Заведующим отделом культуры и писем работал тогда Зайни Фазылов. Неработающий магазин, закрытый клуб, хамство продавца, отмененный рейс автобуса – обо всех своих проблемах люди писали в районную газету. Письма попадали, как правило, к заведующему отделом писем.
«Как в своей вотчине!» - возмущенно писал после проверки письма свой материал Зайни о зарвавшемся продавце. «Клуб на замке, а где проводить досуг молодежи? Полнейшая вакханалия!» - вставал он на защиту молодых сельчан. К сожалению, жизнь его оборвалась очень рано, из-за болезни Зайни Фазылов не дожил и до 40 лет.
В мир иной ушли и все остальные журналисты, о которых я написала. Да и то сказать: в 1970-м году, когда я пришла в редакцию, мы отмечали 40-летие газеты. Нынче отмечается 80-летие. Каждая юбилейная дата – возможность вспомнить всех, благодаря кому выходила «без задержки наутро как всегда» наша любимая районная газета.
Лилия ДЕВАЛЬД, сотрудник редакции

- в 1970-1985-е годы. 

 

Другие материалы рубрики
03:59 «Славу» на замок! В Копейске эвакуировали людей из торгово-развлекательного комплекса

В полдень 18 ноября в дежурную часть поступило сообщение о подозрительной сумке, оставленной в женском туалете копейского торгово-развлекательного комплекса «Слава».

04:41 Крыша для здоровья. Новый аптечный склад в Челябинской области ускорит доставку лекарств на село

Оперативность снабжения расположенных в сельской местности аптечных пунктов повысится благодаря открытию в Челябинской области нового аптечного склада. Кроме этого, доставка и хранение лекарств потребуют меньше затрат.

01:31 «Прошли достойно». Дубровский поблагодарил южноуральцев за активность на выборах

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поблагодарил всех, кто проявил гражданскую активность и принял участие в голосовании 13 сентября. Об этом сообщает сайт gubernator74.ru

Возврат к списку