Вторник, 28 Июня 2022

«Мечтали не о танцах, а чтобы каждый патрон попадал во врага»

04.05.2022 Корреспондент: Роман Грибанов Фото: Так челябинские школьники представляют санитарок и их работу на войне. Конкурс рисунков одного из КТОСов

Роман Грибанов — известный в Челябинске журналист, автор книг «Боги войны», «Рок Челябинска», «Рожденный побеждать», рассказал «Губернии» о своих близких родственницах, которые работали в Челябинске в годы войны. Бабушка трудилась санитаркой в госпитале и еще долгие годы приходила на могилы раненых, за которыми она ухаживала. Многие из них остались безымянными. А тетя Романа начала работать на патронном заводе в Пединституте, когда ей было всего 16 лет. Они с девчонками мечтали не о танцах, а о том, чтобы каждый их патрон попал во врага.

Санитарка бабушка Матрена

- Моя мама родилась в 1941 году, за несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны. Отец вскоре ушел на фронт, и дома на улице Каслинской остались только женщины — мама, две ее сестры и моя бабушка — Матрена Григорьевна.

Мама вспоминает, что со своей сестрой Томой, которая была старше на три года, они всю войну прожили дома одни. То есть фактически одни — старшая сестра — моя тетя Аня, пошла работать на патронный завод, который расположился на Алом поле, в здании Педагогического института. И проводила на производстве дни и ночи, в буквальном смысле этого слова. А бабушка трудилась санитаркой в гарнизонном военном госпитале, который и сейчас функционирует на площади Павших Революционеров.

Бабушка уходила на работу рано утром (младшие дети еще спали) и возвращалась поздно вечером (дочки — Тома и Аля, уже спали). Мама рассказывает, что о присутствии в семье мамы она узнавала только утром, маленькая Аля просыпалась, а на столе горшочек с теплой еще кашей. Бабушка готовила детям завтрак и заворачивала кастрюльки в шаль, чтобы не остыла. И уходила из дома лечить раненых бойцов.

После войны бабушка ходила на Успенское кладбище, к мемориалу погибшим воинам. Здесь были могилы умерших в гарнизонном госпитале солдат. Бабушка брала с собой мою маму, показывала на фамилии, выбитые на надгробии, и вспоминала.

— Смотри Аля, вот написано — Иванов. Кудрявый такой парнишка был, весь обожжённый, летчик, горел в самолете. Всё смеялся, шутил: «Запомни, санитарка, я не ИванОв, а ИвАнов, у нас в селе из под Пскова все ИвАновы…» А вот могилка только с фамилией. Мальчишку привезли с тяжелым ранением в голову, говорить он не мог, а военный билет весь в крови, так и не узнали, как его зовут, так и похоронили лишь с фамилией…

После того, как бабушка умерла, мама брала на Успенское кладбище меня. А 9 мая к мемориалу погибших героев своих детей возьму с собой я. Покажу им могилы бойцов, которых пыталась спасти от ран Матрена Григорьевна Сельницына, — моя бабушка.

collage.jpg

Маленькие труженицы тыла

Моя тетя — Анна Николаевна Самосюк только-только закончила школу, как началась война. И в Челябинск хлынули эвакуированные, переехавший в южноуральскую столицу наркомат боеприпасов в срочном порядке создавал патронный завод на базе прибывших предприятий из Калинина, Тулы и Ворошиловграда. И моя тетя пошла после школы в Пединститут, но не поступать и учиться, а помогать переносить парты в библиотеку, всё остальное здание Челябинского педагогического заняло оборудование патронного производства. А кадровые рабочие-боеприпасники получили в помощницы юную Аню и несколько сотен её ровесниц — челябинских девчонок от 14 до 17 лет. Их нужно было за несколько недель научить делать винтовочные и автоматные патроны, которые в огромных количествах требовались фронту.

«Дорогой мой боец, здравствуй! Эти патроны мы сделали для тебя, постарайся, чтобы каждый из них попал по ненавистному врагу. А сам сумей воевать так, чтобы ни одна фашистская пуля тебя не задела. Мы ждём тебя дома живым и здоровым. Ждём с победой!» — такие записки на фронт вкладывали в коробки Анна с подругами, пакуя пачки с «педагогическими» патронами. Девушки хотели подкрепить мужчин не только сделанными собственноручно боеприпасами, но и нежным любящим словом.

Когда у станка приходится работать по 12 часов подряд, когда ног и рук не чувствуешь от невероятной усталости, когда ночевать приходится прямо в цехе, чтобы наутро не опоздать на работу, и вместо пухового одеяла ты с подругой укрываешься брезентовым кожухом от станка (отопления не было), когда не стоит даже мечтать о танцах на выходных, потому что больше нет у страны выходных, помогает только романтика. Вот победим врага и будем танцевать!

Тётя рассказывала, что она очень боялась опоздать на смену, поэтому и ночевала прямо в цеху. И теперь больше всего мучилась от чувства голода и постоянного желания поспать. По словам тёти, они с подружками, чтобы хоть немного взбодриться и заглушить голодное урчание в желудке, жевали специальную жвачку — из парафина, смешанного с битумом. Битумом девушки заклеивали бумажные коробки с патронами, затем коробки опускали в ванночку с расплавленным парафином. А остатки — на жвачку. За дневную смену руки юных девчонок переносили тяжести в несколько сотен килограммов

Спустя много лет после войны лучший в мире снайпер, уроженец Челябинской области Василий Зайцев специально приехал на встречу с бывшими работницами патронного завода № 541. Закалённый в огне Сталинградской битвы меткий стрелок плакал, слушая воспоминания девушек. И твердил одно: ни один сделанный руками челябинских девчонок патрон не прошёл мимо цели. Девочки, мы победили!

3748092_800.jpgФото: Фонд Центра историко-культурного наследия Челябинска


Поделиться

поделиться:

 

Возврат к списку