Пятница, 2 Декабря 2022

История может повториться

09.02.2012 Корреспондент: 0

Не один раз приходилось слышать, что в России исторически не прижилась модель эволюционного развития

Не один раз приходилось слышать, что в России исторически не прижилась модель эволюционного развития. Каждый раз накануне общенациональных выборов возникает «судьбоносный» вопрос, что будет с Россией. И как ответ слышится вздох: увы, история нас ничему не учит. Но, собственно говоря, почему? Что такое, к примеру, 100 лет в истории конкретной семьи? Это временной отрезок, в который умещается жизнь четырёх поколений. Условно говоря, наши родители родились при Сталине/Хрущёве и в молодости лично знали людей, для которых современниками были Ленин и Николай II. Историческая память таким образом должна оберегать нас от ошибок, допущенных нашими ближайшими предками. Так ли это, мы задали вопрос директору центра историко-культурного наследия Челябинска Дмитрию СЕМЁНОВУ.

– Для начала предлагаю мысленно совершить небольшой экскурс в историю России – на столетие назад. К 1912 году Россия прочно укрепилась среди мировых держав, хотя совсем недавно потерпела поражение в войне с Японией. Но за шесть лет были модернизированы армия, промышленность, транспорт и, что особенно важно, политическая система. Россия к тому времени имела парламент, независимую судебную систему, вполне самостоятельные органы территориального и местного самоуправления, политические партии и профессиональные союзы.

– То есть историческая параллель с сегодняшней Россией налицо?

– Судите сами. Далее смотрим экономику. Благодаря реформам Витте укрепились национальная валюта и банковская система, активно развивался акционерный капитал, в экономику мощной рекой текли национальные и зарубежные инвестиции. Столыпинская реформа вопреки расхожим суждениям не разрушила крестьянскую общину, но создала условия для деятельности прогрессивных хозяев, которых сейчас назвали бы предпринимателями и фермерами.

Колоссально вырос авторитет России в мире. В 1912–1913 гг. Россия вышла на 2-е место по добыче нефти, на 4-е– по развитию машиностроения, на 5-е – по добыче угля, железной руды, выплавке стали. В городах и многих сёлах обычным явлением стали не только телеграф, но и телефон, электричество, механические машины, в разы стала доступнее медицина, железнодорожные перевозки практически вытеснили гужевой транспорт и значительно потеснили торговое судоходство.

– Но те же Англия и Германия пережили промышленный переворот полувеком раньше. Они всё равно были впереди нас?

– Да, но они испытывали колоссальную потребность в природных  ресурсах. Их имела только Россия и уже начала активно вовлекать в хозяйственный оборот. Многие зарубежные политики и учёные тогда склонялись к мысли, что если Россия будет развиваться такими темпами, то к 1930 году  она станет сверхдержавой. Этого боялись традиционные мировые «гегемоны» и их более молодой партнёр– США. Конкурировать в сфере экономики долго и затратно, поэтому Россия была втянута в затяжную войну, а параллельно извне подогревалась внутри политическая ситуация.

– То есть у Первой мировой войны была не только экономическая, но и политическая причина?

– И обе равновеликие! Наши союзники по Антанте, с одной стороны, требовали новых людских сил для борьбы с Германией и Австро-Венгрией, а с другой – боялись победы и нового усиления России. К 1916 году сложилась опасная ситуация: линия западного фронта вплотную приблизилась к Минску и Риге, германский флот хотел одним ударом прорваться к Кронштадту, турецкий генштаб планировал захватить бакинские нефтепромыслы. А в это время в тылу петроградские либералы требовали отмены военной цензуры, выборности офицеров, всеобщих выборов и формируемого Госдумой правительства. В этом им активно помогали тогдашние «левые»: большевики, социалисты революционеры, анархисты. Страну залихорадило, начали обесцениваться деньги, возник дефицит продуктов, за ним – голодные демонстрации и бунты в резервных армейских частях. Всё закончилось двумя революциями, поражением в Первой мировой и четырёхлетней гражданской войной, унёсшей жизни, по разным оценкам, не менее 10 миллионов человек.

– Напрашивается ещё одна историческая параллель…

– Всё это сильно напоминает уже наши дни, когда усиление России мешает планам западных держав продолжать передел мировых природных ресурсов. Идеальный вариант: ослабить Россию через обострение внутренних противоречий, разыграть национальную карту, посеять социальную рознь и привести к власти зависимого от Запада президента. Для этого есть и свои «большевики», и свои «либералы», чья разница идеологий не мешает им смыкаться для достижения минутных целей. История вновь повторяется в виде фарса. Нельзя допустить, чтобы он обернулся большой трагедией.

Валерий Дымов

 

Поделиться

поделиться:

 

Другие материалы рубрики
14:04 Молодые ученые Южного Урала представили свои проекты в Сочи

В городе проходит II Конгресс молодых ученых, возраст всех участников — до 30 лет

13:35 Депутат Госдумы рассказал, кто попадает под определение «иноагент»

По мнению Дмитрия Вяткина, у иностранных государств, спонсирующих каких-либо лиц в России, нет цели кому-то помочь — только повлиять на политические процессы в стране

12:40 Безработица в Челябинской области остается на историческом минимуме

Количество вакансий превышает количество нетрудоустроенных в несколько раз

Возврат к списку