Понедельник, 18 Октября 2021

"Одну пару валенок и одну фуфайку делили с сестрой"

19.02.2020

Люция Юлдашева, Кунашакский район, село Усть-Багаряк: "Роза ходила в школу в первую смену, я - во вторую. Часто, чтобы не опоздать на уроки, я бежала ей навстречу босиком и раздетая, мы переодевались на дороге, и уже она шла домой без одежды и обуви".

"Я родилась в 1937 году, сестра Роза была старше меня на два года, сестра Венера младше на два года. Отца своего Нигаматуллу Гиниятовича Гиниятуллина, 1908 года рождения, я почти не помню. Ведь когда он уходил на фронт, 7 марта 1942 года, мне было всего пять лет. Маме Варакии тогда самой было только 28 лет, а она осталась с тремя детьми.

Последнее письмо от отца пришло в ноябре 1943 года из Ленинградской области, а в феврале 1944 уже пришла «похоронка». Сообщили, что он пропал без вести. Мама была неграмотная, читать и писать не умела, мы ещё не учились в школе. Если письмо приходило от отца, мама брала его и шла к тем, кто умеет читать. Когда она приходила обратно, рассказывала нам, что папа передает привет. И больше мы ничего не знали. Мама не сохранила ни одного письма, и фотографий с фронта не было.

Во время войны в пищу шло все: гнилая картошка, грибы, ягоды, плоды боярышника. Если появлялась мука, то это была такая радость. Вот в один из таких моментов старшая сестра Роза испекла нам лепешки, дала нам по одной. У лепешки был привкус полыни, но с молоком она была такая вкусная! Но остальные лепешки Роза завернула в тряпочку и сказала, что есть будем, когда придет мама. Мама долго не шла, мы ждали-ждали и уснули. А мама заработалась и осталась ночевать в поле. Такое часто бывало.

Нам было легче, у нас была корова. Но уход за ней тоже требовался большой, постоянного пастуха в деревне не было, табун пасли все семьи поочередно. Когда выпадала наша очередь, мы шли пасти все втроем. Кушать в поле взять было нечего, питались ягодами. Маленькая Венера плакала, просилась домой, ведь ещё одолевали комары и оводы, но мы давали ей ягоды и молоко.

За потерю кормильца мы получали 192 рубля пенсию, это были очень небольшие деньги. И потом нам не хватало одежды. У нас с Розой на двоих была одна пара валенок и одна фуфайка. Роза ходила в школу в первую смену, а я - во вторую. Она торопилась из школы скорей, чтобы я не опаздывала на уроки. Иной раз я босиком, раздетая бежала на встречу ей, по пути она отдавала мне одежду и сама продолжала путь домой босиком.

Когда мы немного повзрослели, Роза стала ездить в город продавать ягоды, грибы, молоко, яйца, чтобы приготовить нас к школе. Надо было купить тетради, учебники. У нас появилась на подворье и другая живность. Мама стала прясть пряжу из козьего пуха и овечьей шерсти, а Роза научилась вязать варежки и носки. В школу мы стали ходить в носках с голошами.

Ко дню 75-летия Великой Победы я очень хочу найти своего отца. Хочу знать, где захоронен. Мама умерла в 1995 году, не дождавшись своего мужа, она осталась верна своему мужу до конца свой жизни и всегда верила, что он жив".

 

Возврат к списку