Суббота, 25 Сентября 2021

"Мы стали свидетелями миража"

19.02.2020

Фарида Губайдуллина, Кунашакский район, д. Киржакуль, записала рассказ своей старшей сестры

Моя старшая сестра Фания Гайнитдинова вспоминает: «Родилась я в деревне Мансурова (Ахунова). Когда отец ушел в армию, нас у мамы стало четверо детей. Я - малютка, да еще три родных младших брата отца - они были сиротами. Двое из них позднее переехали к тете Галии в Аргаяшский район деревню Илимбетова. А один, дядя Рамзис, остался жить с нами.

Начался голод. Мама приносила с Урефтинских (Ойрэкте – Утиное место) земель мерзлую картошку, травы разные, целые колосья зерен, что были мало-мальски годны для еды, из них лепили лепешки. Поход за пищей в поле или в лес назывался heперенеу. В переводе больше подойдет слово «под метелку», «подметание».

Однажды мама принесла мерзлую морковку. Рядом со мной лежала моя серо-голубого цвета кошка. Я сразу начала грызть эту морковь. У меня начались судороги... А утром я обнаружила, что кошка моя умерла с голоду, она же не могла грызть мерзлую морковь...

Еще осталось у меня в памяти такое событие. Мама заперла меня в бабушкином доме с другими детьми, сама ушла в поле. В деревне никого взрослых не оставалось, все уходили в поле. В окно постучал дядя в длинной шинели, с тростью на руке. Мы все так перепугались. Оказывается, это был человек, который привез весть о моем дедушке Закире, об обстоятельствах его смерти.

Иногда приходилось оставаться на улице одной. Могла уснуть на голой земле. Однажды просыпаясь, то ли в явь, то ли в сон, я увидела на небе летящие красные самолеты. Они то опускались, то поднимались. Я много рассказывала об этом видении. Многие были со мной согласны. Односельчане говорили, что шли жестокие бои под Сталинградом. Мы были свидетелями миража.

Я благодарна тем людям, которые несмотря на тяготы войны сумели сохранить в себе доброту. Один кусок картошки на три части делили. Война лишила нас внимания родителей, мы больше жили мыслями о еде, о тепле. Многие познали чувства невозвратной утраты отца, брата, дедушки. Но война не лишила нас способности удивляться, любоваться. Я до сих пор тоскую по родным Ахуновским тихим улицам, по пенью птиц на плетеных заборах, по осенним золотым камышам озера Киржакуль. По весенним зеленым лугам и по прохладной воде Хамзэ, где научилась плавать».

Фания.jpg

Фото конец 50-х годов. В центре сестра Фания.

 

 

Возврат к списку