Четверг, 26 Ноября 2020

"Варили говяжью шкуру, что лежала на полу как ковер"

18.05.2020

Сарвар Шайхаттарова (Валиева), уроженка Башкирии, о том, как тяжело было в войну выживать многодетной семье

"Хочу рассказать, как мы жили во время Великой Отечественной войны. Отца забрали сразу же, как началась война. Повестку принесли в полдень, а в 10 часов вечера уже была отправка. Выехали на подводах 52 человек до района. А у меня не осталось даже фото отца... 

Нас у мамы осталось четверо детей. Самому старшему брату было 10 лет, мне шесть лет, младшему брату чуть больше двух лет, а сестренке — три месяца. Вся мужская работа легла на плечи мамы. Она затемно уходила, приходила тоже поздно. Моей обязанностью стали братишка и сестренка. Днем я носили малышку к маме на работу кормить грудью, а когда она плакала, давала как соску хлеб, когда он был. Ещё надо было натаскать воды, а вода была далеко, и ведра задевали землю — я была небольшого роста. А старший брат работал в колхозе наравне со взрослыми. Зимой топить не было дров, брат с другом ходил в лес с санками, что им было под силу, они рубили топорами и везли домой сырые дрова.

Зимой наши матери пряли шерсть и вязали носки, варежки для фронта. Потом пришла похоронка на отца, он погиб 27 февраля 1942 года. Убит в Калининской области, Ржевский район, деревня Журавино, похоронен в деревне Кощаново.

В голоде, в холоде мы дожили до весны 1943 года. Посадили картошку, что осталась от зимы. Подошло время окучивать, но однажды утром вся картошка замерзла и больше не поднялась. Летом дали нам муки по одной ложке на одного человека в день. Что можно было сварить из неё? Вот уж совсем стало голодно, детей стали забирать в детдома, а мама сказала: «Умру, но никого не отдам!» Как мы перезимовали, я уже не помню.

Наши дорогие родители до войны жили в Миньяре и знали русский язык. Мама пошла в Миньяр узнать про работу и обменять отцовский тулуп на муку. За горой была мордовская деревня — они были с хлебом. У них председатель был умный, где какие пустые места были не на виду, он засевал, чем мог. За тулуп дали маме муку, она испекла лепешки, но от голода с этой лепешки у меня, помню, все тело свело судорогой. Братишку и сестренку посадили на санки, их тянули брат и мама. Расстояние между Миньяром и нами было 70 километров. Шли трое суток с ночевками в куренях, где жили добрые люди. Мама привела нас в Миньяр, чтобы спасти от голода. Пришли мы в Миньяр к своим знакомым, забились в угол и сидим — молчим, а малышка увидела хлеб, плачет: «И мне дайте хлеба!» Не помню, дали ей хлеба или нет.

Мама пошла устраиваться на работу, а там потребовали справку из колхоза. И маме пришлось идти обратно 70 километров, голодная, как только она все это выдержала! Мама вернулась со справкой, устроилась на работу в железнодорожный цех выгружать вагоны, слитки железа для горячей прокатки. Это какие силы надо было иметь худенькой женщине! Брат тоже устроился на работу, ему положили ящик под ноги, он не доставал до станка.

Мама сняла в поселке Завьяловка пустующий дом. Пока мы на карточки ничего не получали, мы с братом все горы перекопали, собирали гнилую картошку, мыли и делали лепешки, поели всякой травы: лебеды, крапивы, стебель лопуха. У нас лежала шкура говяжья на полу, брат нарезал на куски, опалил и варил. Сестренку младшую нашу убил соседский мальчик, стукнул ее палкой по голове, и она ночью умерла.

Настал день Победы, помню, мы не могли найти младшего брата, везде проискали — нет его. Вечером пришел он весь в слезах. Оказалось, они, мальчишки: кому 6 лет, кому 7 лет, собрались и пошли на вокзал встречать отцов, по железной дороге четыре километра. Я и сейчас плачу, вспоминая его слёзы, пишу все это, а руки дрожат. Как только мы выжили и как наши матери выдержали голод, холод и горе! У нас погиб старший брат трагически. От тяжелого труда заболела мама. Далее, окончив 7 классов, я пошла работать почтальонкой. Младший брат окончил 7 классов и пошел работать в волочильно-болтовой цех. А там, в цехе — всё синё от угара, горит масло на станках, масло под ногами, он до пенсии даже не дожил, умер от рака легких.

Я вышла замуж в 17 лет, мы с мужем родили троих детей, вырастили, у всех свои семьи, вот только дочь с зятем погибли трагически. 27 лет жили в Коми АССР. Муж у меня труженик тыла, ветеран труда и Почетный металлург страны, я тоже — ветеран труда и дитя войны. У нас шестеро внуков, 10 правнуков. Мама дожила до глубокой старости со мной, хоть и семь лет была слепая, 15 лет как нет нашей мамы. Живем в своем доме, работать уже не можем, помогают сыновья и внуки. Спасибо нашему губернатору Алексею Текслеру за проведенный газ и за помощь нам, детям войны". 

 

Возврат к списку