Суббота, 26 Мая 2018

Память о них должна жить

14.11.2009 Корреспондент: Искра

Если бы создать полную Книгу памяти и включить в нее всех пострадавших от политических репрессий, то в Книгу вошли бы:

Память о них должна жить

Если бы создать полную Книгу памяти и включить в нее всех пострадавших от политических репрессий, то в Книгу вошли бы:

а) Люди, арестованные по политическим обвинениям органами государственной безопасности и приговоренные судебными инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке.

Наиболее жестокими и массовыми были: Красный террор в годы революции и гражданской войны, Сталинский террор 1930 – 1953 годов и особенно Большой террор 1937 – 1938 годов.

В областном архиве хранятся списки казаков, привлеченных по делу о восстании в Еткульской станице в 1920 году. 60 человек были расстреляны, 74 отправлены в тюрьму за участие в «Голубой армии». Среди них было много не участников восстания, а «чтобы вытравить заразу контрреволюции». В 1991 году по федеральному закону большинство осужденных по делу о Голубой армии были реабилитированы.

В 1938 году политическим репрессиям подверглись первые руководители Еткульского района. Были арестованы по подозрению в организации контрреволюционной группы секретарь райкома ВКП (б) Б.М. Шиенок, председатель райисполкома А. Запускалов, секретарь райисполкома Б.Г. Максимов, начальник райзо Н.Н. Рыженков, редактор районной газеты Краснобродкин, начальник сектора животноводства райзо А.М. Смирнов, директор Погорельской МТС Берсенев, главный ветврач района Калошин, председатель колхоза им. Молотова (Каратабан) Калмагоров, работники РК ВЛКСМ Смирнов и Максимов. Всем вменялась политическая статья, по которой они были приговорены к расстрелу или длительным срокам заключения.  В эти же годы в каждой деревне было арестовано и осуждено много ничем неповинных людей за болтовню. Мало кто из них вернулся домой.

б) Крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе раскулачивания.

Одни из них были арестованы и приговорены к расстрелу или к заключению в лагерь, другие стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Европейского Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей. Кроме того, множество крестьян бежали из деревень в большие города и на индустриальные стройки, спасаясь от репрессий, коллективизации и массового голода, ставшего последствием сталинской аграрной политики.

Во время коллективизации в Еманжелинском (Еткульском) районе надлежало выселить по разнарядке бюро окружного комитета ВКП (б) постановлением от 11.02.1930 года за пределы округа 225 семей, не считая кулаков первой категории (участников антисоветских и антиколхозных выступлений), которые изымались по линии ОГПУ. Внутри района были созданы так называемые сборные пункты, где выселяемых еще раз проверяли и формировали в колонны, которые затем направлялись этапом на станцию Еманжелинскую. Фактически из Еткульского района было выслано на север Уральской области 600 семей.

В то же время Еткульский район и сам стал местом ссылки. На Еманжелинские и Коркинские копи для «социального перевоспитания» привозили десятки тысяч крестьян, окрещенных органами ОГПУ спецпереселенцами. Города Еманжелинск и Коркино были построены руками раскулаченных, бежавших от раскулачивания, трудармейцев, депортированных, военнопленных и уголовников. Ограбленные, согнанные как скот в общие бараки, похожие больше на казармы, чем на дома для семейных людей, лишенные всех гражданских прав, люди умирали и совершали побеги. Голод, скученность вызывали эпидемии болезней.

Колхозник не имел права получить паспорт и выехать на место жительства в город. Всякий бегущий из деревни считался дезертиром социализма и уголовным преступником, ибо нарушал паспортный режим.

в) Народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан.

Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941 – 1945 годах. Одних выселяли на всякий случай, как потенциальных пособников врага (немцы, финны, венгры, итальянцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, калмыки, народы Кавказа и Закавказья). Третьих депортировали в разное время, в основном из пограничных регионов, крупных городов и «режимных местностей».

В 1939 – 1941 годах и после войны в наш район депортировали жителей Западной Украины, Западной Белоруссии, немцев Поволжья. Они приезжали с детьми, страшно худые, голодные. Местные жители относились к ним с сочувствием. В 1947 году в Еткульском районе была организована комендатура для контроля за спецпереселенцами и для организации их труда и быта. Мужчины и женщины были все на учете, ежемесячно отмечались, они были под надзором, никто не имел права выехать из села без разрешения председателя колхоза или директора. Если их задерживали в Челябинске или Троицке, то по три - пять суток сидели в милиции. На учете у коменданта состояло взрослых больше 500 человек да детей в два-три раза больше…

Детям изгоев запрещалось учиться, особенно в средних и высших учебных заведениях. С возрастом они все больше ограничивались в правах. Они имели одно право – на труд. Трудились добросовестно и честно, особенно в годы Великой Отечественной войны. 60 спецпоселенцев из нашего района награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.». После войны вместе со всей страной они продолжали трудиться на благо своей Родины, об этом говорят почетные звания «Ветеран труда».

По-разному сложилась судьба этих людей после реабилитации. Восстановлены их честные имена. Правительство РФ предоставило им льготы за годы, проведенные в унижении и бесправии. Но никакие льготы не вычеркнут из памяти незаконно униженных и оскорбленных людей годы арестов, репрессий, ссылок.

Советское государство не просто уничтожало своих оппонентов – оно стремилось стереть саму память о людях, создать иллюзию их небытия, а уничтожение памяти о человеке – тоже одна из форм репрессий, поэтому восстановление ее в виде памятников и знаках – одна из форм реабилитации человека в глазах современников и будущих поколений. На октябрь 2008 года на территории бывшего Советского Союза было установлено около 1250 памятников и памятных знаков жертвам политических репрессий. Для того чтобы сохранить память о жертвах и помочь людям восстановить историю их семей, в разных регионах бывшего Советского Союза готовят и издают Книги памяти жертв политических репрессий. Общество «Мемориал» в 1998 году приступило к созданию единой базы данных, сводя вместе информацию из региональных Книг памяти.

Борис Щипачев.  

 

Другие материалы рубрики
03:59 «Славу» на замок! В Копейске эвакуировали людей из торгово-развлекательного комплекса

В полдень 18 ноября в дежурную часть поступило сообщение о подозрительной сумке, оставленной в женском туалете копейского торгово-развлекательного комплекса «Слава».

04:41 Крыша для здоровья. Новый аптечный склад в Челябинской области ускорит доставку лекарств на село

Оперативность снабжения расположенных в сельской местности аптечных пунктов повысится благодаря открытию в Челябинской области нового аптечного склада. Кроме этого, доставка и хранение лекарств потребуют меньше затрат.

01:31 «Прошли достойно». Дубровский поблагодарил южноуральцев за активность на выборах

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поблагодарил всех, кто проявил гражданскую активность и принял участие в голосовании 13 сентября. Об этом сообщает сайт gubernator74.ru

Возврат к списку