Воскресенье, 21 Октября 2018

В фашистском лагере ей исполнилось 16 лет

21.04.2010 Корреспондент: Наша газета

Анна Сергеевна родилась в деревне Лужки Смоленской области. В семье было пятеро детей, она – старшая. В первые дни войны отец ушел на фронт и  погиб в 35 лет.

В фашистском  лагере ей исполнилось 16 лет

 

Супруги Анна Сергеевна и Федор Гаврилович Шихановы с болью в сердце и со  слезами на глазах вспоминали военную юность

Анна Сергеевна родилась в деревне Лужки Смоленской области. В семье было пятеро детей, она – старшая. В первые дни войны отец ушел на фронт и  погиб в 35 лет.

Анна Сергеевна вспоминает:

– В Лужки немцы пришли 15 октября 1941-го. Их было так много, что по всей улице танк на танке стоял. Вдоль деревни с одной стороны дома, с другой – амбары. Немцы велели замки с  них снять, чтобы проверить, нет ли партизан.

Колхоз тогда объединял две деревни, нашу оккупанты сожгли. Жителей согнали в крайний дом и подпалили. Люди так кричали,  что один немец смилостивился, открыл двери и сказал: «Идите в соседнюю деревню, там пять хаузов».

 В ту первую военную зиму немцы заставляли нас расчищать от снега большак, ведущий в село Всходы, где стоял их штаб. До большака добирались семь километров лесом. Я, пятнадцатилетняя, еще ходила с мамой на заготовку дров. Идешь, бывало, юбки замерзнут, колом стоят. Спустишься в глубокий  овраг, напилишь дров и обратно их на себе тащишь.

Летом немцы пахали землю и сеяли ячмень, рожь и пшеницу на корм своим лошадям.

Весной 42-го я заболела тифом. Немцы собрали тифозных в один дом. Как-то ко мне пришла сестра и принесла попить. В это же время с немецкого самолета сбросили  зажигательную бомбу, видимо, хотели нас уничтожить, чтобы заразу не распространяли. Бомба попала в амбар, тогда ранило мою сестру, а двух девочек убило.

В 43-м в деревню приехал на санях немец и сказал деду-старосте, что нужно отобрать 7 человек для немецкого лагеря. Шестерых нашли. Седьмой решили забрать мамину сноху, но свекровь завозмущалась: «Вы что? У неё двое маленьких детей, они что, со мной, старой, останутся? Вон возьмите Дунину девчонку». Вот и забрали меня. Надели мы фуфайки, валенки, сели в сани… Везли нас не один день, по дороге ели то, что с собой взять успели. После одной остановки уже пешком добирались, как выяснилось позднее,  до охраняемого власовцами лагеря. Это были двухэтажные дощатые бараки, отапливаемые железной печкой. Собрали там около двухсот человек. На завтрак давали подслащенную водичку и кусочек хлеба. В пять утра поднимали на работы – копать землянки в три наката, в которых жили немцы: пока одни на передовую уходили, другие отдыхали.

На обед пригоняли в два часа дня: давали неободранное пшено и водичку. Повара звали Адамом, он был незлой. Девчонки понимали по-немецки и спрашивали у него, почему суп жидкий и горький. Он отвечал: «Это из-за кожурки. У меня в углу стоят мешки с молотыми костями, если я их буду добавлять – вы совсем есть не станете». Вечером опять чуть подслащенная вода и маленько хлеба.

Бывало, нас поднимали ночью и гнали на передовую копать траншеи. Немцам надо было тянуть связь, фронт был недалеко. Наши солдаты как увидят, что копают, начинали из пулемета стрелять, а мы убегали. В лагере мне исполнилось 16 лет, а тех, кому было 18, забирали в Германию.

Как мы жили, даже вспоминать неохота: работали, не умывались, не купались, вши нас ели, спали на голых досках, на подстилку даже соломы не давали.

Потом фронт продвинулся к лагерю. Как нас бомбили! Бывало, выйдешь из барака –  то лошади убитые валяются, то люди убитые и  раненые. Когда начиналась стрельба, мы с нар перебирались на пол.

Осенью 44-го, когда прошел фронт, нас освободили, и мы, деревенские, отправились домой. Натерпелись по дороге: ноги в болячках, сил нет, голос слабый, сами исхудавшие, одеты в лохмотья.

Идем через пустые деревни. В одной нашли дрова, в огороде накопали картошки, воды из колодца достали. Хотели сварить,  но пришли минеры. Они нас заругали и сказали, что вот только из печки вытащили мину. Слава Богу, что мы не взорвались.

Утром пошли дальше. Мимо едут машины, нас не берут. Но один шофер все-таки сжалился и остановился. В кузове он вез пустые бочки. Мы легли между ними и так проехали целый день.

К вечеру привез он нас в Спас-Деменск Смоленской области и сдал в милицию, где записали, кого как зовут, какого года рождения. На вопрос откуда мы идем и где были, мы на ответили, так как не знали, где находился лагерь. Семь километров от района до родной деревни прошли пешком. Мама и младшие дети встретили меня с радостью, все остались живы. Жили мы в амбаре, дома не было.

 Сталин никому не разрешал из колхоза уходить, да и паспортов не давали, все там работали. Семена на себе таскали, сколько насыплют – столько и тащишь сеять. Идешь, бывало, голова от голода кружится. Женщины серпами рожь жали. Один парнишка сделал ручную мельницу, на ней зерно мололи и хлеб пекли. Потом меня отпустили в районную больницу  ухаживать за ранеными. Позже мне из Смоленска выслали документ, подтверждающий, что я была угнана на принудительные работы.

Вспоминает Федор Гаврилович:

– В 43-м мне исполнилось 17 лет. Из Куйбышевской области, где мы жили, сформировали два эшелона солдат. Среди них – девять из нашей деревни. Целый месяц нас везли в Приморский край на самую границу. Участвовал в войне с японцами. Освобождал Манчжурию. Когда война закончилась, демобилизовали все года, кроме 26-го и 27-го, поэтому мне пришлось служить до демобилизации в 1950-м.

Анна Сергеевна, как вы встретили День Победы?

– Плакала. И все.

А вы, Федор Гаврилович, как встретили этот День?

– Это целая история. В то время я был при штабе дивизии, где обучался на радиста. Как только из штаба сообщили радостную весть, мы побежали за оружием, и давай палить. Деревня была от воинской части на расстоянии полукилометра и когда началась стрельба, прибежали все деревенские: кричат, песни поют и плачут от радости.

 

Рубрику подготовила Галина Кочанова

 

Другие материалы рубрики
03:59 «Славу» на замок! В Копейске эвакуировали людей из торгово-развлекательного комплекса

В полдень 18 ноября в дежурную часть поступило сообщение о подозрительной сумке, оставленной в женском туалете копейского торгово-развлекательного комплекса «Слава».

04:41 Крыша для здоровья. Новый аптечный склад в Челябинской области ускорит доставку лекарств на село

Оперативность снабжения расположенных в сельской местности аптечных пунктов повысится благодаря открытию в Челябинской области нового аптечного склада. Кроме этого, доставка и хранение лекарств потребуют меньше затрат.

01:31 «Прошли достойно». Дубровский поблагодарил южноуральцев за активность на выборах

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поблагодарил всех, кто проявил гражданскую активность и принял участие в голосовании 13 сентября. Об этом сообщает сайт gubernator74.ru

Возврат к списку