Вторник, 23 Октября 2018

Детство опаленное войной

22.06.2010 Корреспондент: ЗнамяТруда

Кому сегодня за 70 лет – тот живой свидетель грозных лет Великой Отечественной войны. Среди них сами фронтовики, труженики тыла и дети войны,  росшие в ту  лихую  годину.  69 лет прошло с тех пор, как началась эта проклятая  война…

И враз словно осиротели 17 семей
 
- когда в один день из нашей маленькой деревни ушло на войну 17 мужчин
 
Кому сегодня за 70 лет – тот живой свидетель грозных лет Великой Отечественной войны. Среди них сами фронтовики, труженики тыла и дети войны, росшие в ту лихую годину. 69 лет прошло с тех пор, как началась эта проклятая война…
Ясно, словно это было вчера, помню 1 сентября 1941 года. В тот день из нашей деревни Большое Кызылово на фронт уходило сразу 17 взрослых мужчин – отцов семейств. Событие это потрясло всю деревню, ибо 17 семей как бы враз осиротели. Так впоследствии и вышло. Мало кто из них домой вернулся живым.
А 17 отцов, несмотря на свое название, в общем-то, небольшой деревеньки, - это был костяк всего взрослого населения Большого Кызылово. До этого все призывалась молодежь. Уходили на войну парни по одному, по двое тихо, прощаясь с родителями ночью. И только наутро по деревне, как электрический ток, пробегало известие: забрали, мол, тех-то и тех-то.
А тут сразу 17 мужиков на пяти подводах средь бела дня отправлялись на призывной пункт – в Кунашак. Собралась провожать их вся деревня. Гвалт стоял неимоверный. Женщины плакали, мужчины, как могли, успокаивали их, давали последние наставления, как вести хозяйство в отсутствие кормильца, чтобы не пропасть с голоду.
Прощались солдаты со своими семьями, не зная, что прощаются навсегда. В них еще теплилась надежда, что, разбив врага, как пелось в песнях тех лет, они вскорости вернутся домой. И жены их тоже надеялись, что разлука будет недолгой. А вышло для большинства - вечной…
Но прежде потянулись дни, месяцы, годы ожиданий. Сначала ждали с фронта писем-треугольников, потом - любой весточки хоть от кого. Позже начали ждать самих воинов - хоть израненных, покалеченных, но живых. Ведь возвращались так некоторые фронтовики, комиссованные военными медиками.
В первые годы войны все тревожные сообщения доходили до нас с театра военных действий. Наши отступали, сдавая врагу города и села. А немец все подходил и подходил близко к столице. О том, что дела наши плохи, говорили потоки беженцев,    миллионами хлынувших и на Урал.
А наши мамы, старшие сестры все тащили непосильный воз забот на колхозных полях и фермах и у себя в скромном крестьянском подворье. Товарную продукцию: хлеб, молоко, мясо, масло, шерсть, яйцо – все отдавали фронту, все - для Победы. А сами, полуголодные, чуть ли не качались на ветру от слабости...
 Если к какой солдатке приходило письмо с фронта, то читать сбегалась вся деревня. Все, затаив дыхание, слушали, а не встретил ли земляк чьего-нибудь мужа, отца или брата там, на войне. Но редко, очень редко такое случалось.
До дня Победы все мы, дети солдат, были равны. Все ждали домой своих отцов. Но вместе с Победой пришло разделение на счастливчиков, у которых действительно вернулись отцы, увешанные наградами, и на не счастливых, отцы которых пали на поле брани. С какой завистью и горечью смотрели мы на семьи счастливчиков! Для них Победа была радостью, а для нас - горькой обидой.
Мы быстро становились взрослыми и задавались вопросом, где же наши отцы? Видели мы уже документальные фильмы, где солдатские   цепи косило вражескими пулями, как траву. Но все же надеялись, что уж нашего-то отца среди павших воинов, точно, не было.
Был еще один страх, который мучал сильнее страха потери отца на войне. А вдруг отец пленен и   после освобождения из фашистского лагеря попал уже в лагерь советский? По этой причине только в 1949 году начали мы поиски своего отца. Но отовсюду получали стандартный ответ: пропал без вести.
А формулировка «пропал без вести» рождала в наших душах новые надежды на возвращение нашего отца. Ведь там не было сказано, что погиб он там-то,   похоронен в таком-то месте и т. д.
У павших воинов есть хоть братские могилы, а у пропавших без вести нет и этого. Вечным памятником им стала только бессмертная песня «Журавли» на слова аварского поэта Расула Гамзатова.
А наши матери, овдовев в 20-30 с небольшим лет, так и сохранили супружескую верность на всю жизнь. Они никогда больше не выходили замуж, растили нас, детей, радовались позже своим внукам.
И как они ждали своих мужей, пропавших на той страшной войне, - стойко, но и величаво одновременно в своем твердом веровании: найдется, вернется! Подпитывали такую веру и случаи (правда, крайне редкие) возвращения солдат к своим семьям через десятилетия разлуки. Они считались погибшими, но валялись в госпиталях, из плена фашистского угождали прямиком в сталинские лагеря и т. д.
В этом году россияне сделали многое по увековечиванию памяти солдат Великой Отечественной. И сегодня мы можем сказать: скорбим, но помним их, храним их образы в своих сердцах…
Ж. ВАГАПОВА, селькор.
с. Халитово. 

 

Другие материалы рубрики
03:59 «Славу» на замок! В Копейске эвакуировали людей из торгово-развлекательного комплекса

В полдень 18 ноября в дежурную часть поступило сообщение о подозрительной сумке, оставленной в женском туалете копейского торгово-развлекательного комплекса «Слава».

04:41 Крыша для здоровья. Новый аптечный склад в Челябинской области ускорит доставку лекарств на село

Оперативность снабжения расположенных в сельской местности аптечных пунктов повысится благодаря открытию в Челябинской области нового аптечного склада. Кроме этого, доставка и хранение лекарств потребуют меньше затрат.

01:31 «Прошли достойно». Дубровский поблагодарил южноуральцев за активность на выборах

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поблагодарил всех, кто проявил гражданскую активность и принял участие в голосовании 13 сентября. Об этом сообщает сайт gubernator74.ru

Возврат к списку