Среда, 12 Декабря 2018

Эксперты: «Те, кто обвиняет Челябинск в отсутствии архитектурного стиля, ошибаются»

27.10.2017 Корреспондент: Екатерина Салахова Бывший химик, а сейчас краевед с активной гражданской позицией, защитник исторического наследия Юрий Латышев проводит экскурсии по Челябинску, или как он называет их сам – прогулки по городу.

О Челябинске иностранцы говорят, что это не самый красивый город в мире, но вместе с тем отмечают, что всегда радуются и удивляются, когда встречают старинные здания. За историей, а не хай-теком едут туристы в разные города и страны, утверждает и челябинский краевед Юрий Латышев. В Челябинске есть, что посмотреть уже сейчас. И чтобы увидеть город, представляющий историческую и архитектурную ценность, надо сохранять то, что есть. А в идеале – еще и снести парочку архитектурных примеров современного искусства.

Как сберечь исторический центр города, сделать Челябинск удобным для жизни, внести краски в повседневность городских будней? Разбираемся в этом вместе с нашими экспертами, прогуливаясь по Кировке. Вместе с Юрием Латышевым экспертами «Губернии» сегодня выступают создавший сообщество «Челябинский урбанист» Лев Владов и старший преподаватель Архитектурно-строительного института ЮУрГУ Василий Большаков.

 Сохранить Челябинск купеческий

Если обратиться к обсуждениям в интернете, то можно сделать вывод, что челябинцы гордятся прежде всего Кировкой и городским бором. Действительно, полномасштабный лес, да еще и реликтовый, расположившийся прямо в центре города, встретишь не везде. А челябинскую Кировку многие бывалые туристы считают уютнее и функциональнее, чем, например, екатеринбургскую Вайнера, а некоторые даже (о вкусах не спорят) красивее, чем московский Арбат. 

Кировка – это не просто пешеходная улица. Одна из старейших улиц отражает дух дореволюционного Челябинска. «Главная улица сплошной базар», – так писали в начале 20 века о бывшей Уфимской, ныне участке Кирова (от моста до площади Революции). Все так. Те, кто обвиняет город в отсутствии стиля, сильно ошибаются, уверен краевед Юрий Латышев. У Челябинска есть свой стиль, который сегодня иногда трудно разглядеть из-за не всегда правильной градостроительной политики.

 – Символ Челябинска – верблюд. Не потому, конечно, что здесь проходил Шелковый путь. Верблюд – это символ торговли, а Челябинск до революции был именно торговым городом. Промышленности было мало, она только начала немножко развиваться в конце 19 – начале 20 веков, – рассказывает Юрий Латышев. – На 40 тысяч жителей было 400 лавок, то есть на каждые 100 человек – одна лавка. Это очень много для того времени. Потом стали появляться магазины, торговые пассажи. Челябинск – город купеческий, это и надо подчеркивать в центре.

_DSC3551.jpg

 Юрий Латышев рассказывает, что до революции Челябинск был городом двухэтажек. Камня было много (Южный Урал – богатый край), поэтому богатые челябинцы строили дома полностью каменными. Иногда каменным был только первый этаж, второй – из дерева. Много было деревянных домов, в начале 20 века их насчитывалось около четырех тысяч. Каждый хозяин украшал окна дома наличниками, стремление дореволюционных жителей города к индивидуальности приводило к тому, что в Челябинске нельзя было встретить ни одного похожего обрамления. До наших времен сохранилось мало таких зданий, тем более они ценны. Яркий пример деревянного зодчества – дом Прасковьи Юдиной, где ныне располагается Центр развития туризма Челябинской области.

 –  Кировка, улицы Васенко, Елькина, Труда, Коммуны, Цвиллинга, Карла Маркса, Красноармейская, Пушкина – наше историческое наследие. Новые здания в историческом центре города должны вписываться в его стилистику. А что сейчас делают? «Челябинск-Сити», 23-этажки посреди малоэтажной Кировки, видимо, было недостаточно. Теперь на еще одной старинной улице Труда, где она пересекается со Свободой, строят высотки. Здания, построенные в стилистике исторического центра, можно пересчитать по пальцам, – негодует челябинский краевед. 

Высотные дома «закрывают» собой исторические здания. Таким же образом действуют непродуманная застройка в центре и агрессивные вывески на памятниках архитектуры.

– Например, вот дом купца Закира Галеева, где раньше был магазин «Саша», – краевед показывает на здание на улице Кирова, 147. –  Сейчас  здесь гастробар «Толстой». Все вот это украшательство портит здание и не позволяет оценить его архитектуру. Между тем двухэтажный особняк – образец богатого купеческого дома, памятник истории и культуры. Конечно, не должно быть такой входной группы, только скромная и аккуратная вывеска с названием.

_DSC3576.jpg

Или другой пример – Кирова, 139. Это бывшие доходные дома Андрея Холодова, разбогатевшего на торговле хлебом и мукой. Меблированные комнаты располагались на втором этаже. Здание полностью облицовано гранитом. Таких в городе всего три. По своему стилю здание напоминает архитектуру Санкт-Петербурга. Однако летом этот кусочек Северной Пальмиры заслоняли «летники» ресторанов, расположившихся в бывшем доходном доме. Благодаря упорным стараниям инициативной группы краеведов «АрхиСтраж» челябинцы и гости города смогли прикоснуться к истории в буквальном смысле слова. «Летники» по решению суда убрали два года назад.

– Сегодня много говорят о том, что надо сформировать центр Челябинска. Но зачем его формировать, он есть, его надо сохранять. Я периодически вожу экскурсии для приезжих, в том числе иностранцев. Всех интересуют исторические объекты. Я сам, когда путешествую, тоже хочу посмотреть старину, а не современность, – рассуждает Юрий Латышев.

_DSC3571.jpg

Юрий Владимирович – координатор инициативной группы краеведов «АрхиСтраж». Цель сообщества – охрана памятников истории и культуры Челябинска. За последние годы, как отмечает Юрий Латышев, в Челябинске было найдено два интересных объекта – водочный завод и старинная мостовая. Мостовую, к сожалению, разобрали. Второй объект также под угрозой исчезновения. На площадке между камерным театром и областным военкоматом, где был обнаружен водочный завод, запланировали возведение трехэтажной гостиницы. Строительные работы уже начались. По мнению краеведа, стройка уничтожит подвалы уникального водочного завода, который размещался здесь до 1902 года. Еще раньше под эгидой дорожной революции были снесены три объекта культурного наследия по ул. Цвиллинга,1, Труда, 73 и Красноармейской, 68. До сих пор на месте зданий пустыри, а сами дома числятся в реестре.

– Мы говорим о привлечении туристов, но уничтожаем действительно интересные объекты, – вздыхает Юрий Латышев. 

«Закодировать» исторический центр Челябинска

Выпускник архитектурного факультета ЮУрГУ Лев Владов считает: чтобы увидеть исторический центр города, нам необходим дизайн-код. Молодой человек, коренной житель Челябинска, некоторое время назад создал сообщество «Челябинский урбанист». На этой площадке Лев ищет и объединяет единомышленников, которые хотят сделать городскую среду комфортной для проживания.

 – Дизайн-код – это конкретные правила, которые формируют аккуратный внешний вид центральных улиц города. Дизайн-код регламентирует размещение и размер вывесок, цветовое решение. При этом правила прописываются для каждого здания отдельно, – рассказывает Лев Владов. – Такие документы есть во многих крупных европейских городах, которые любят свой центр и хотят сберечь его.

 Сегодня, по мнению парня, прогулка по историческому центру города грозит культурным шоком.

 – Посмотрите на эти пластиковые окна, – молодой человек указывает на дом купца Николая Самохвалова, объект культурного наследия, в котором сейчас размещаются заведения общепита. – Нельзя вставлять пластиковые окна или пластиковые двери в крутой старинный дом. Балконы в домах, где они не были задуманы архитектором, навесные конструкции – все это надо убирать. Есть и хорошие примеры, например, здание «Макдоналдс» вписалось в стиль Кировки. А вот рядом «Дзедо» –  здание, в котором нет ни форм, ни ритма.

_DSC3553.jpg

 Однако принятие дизайн-кода – только полдела. Параллельно предстоит объяснять горожанам, почему это хорошо. Саратов стал вторым городом после Москвы, где применили дизайн-код. Но жители (преимущественно в лице местного бизнеса) выступили против новшества, объяснив это падением выручки с продаж. Однако, по словам Льва Владова, практика европейских городов показывает обратное.

 Лев Владов согласен с краеведом Юрием Латышевым, что в историческом центре не должно быть высокой застройки. Молодой человек идет еще дальше в своей мысли, утверждая, что Челябинску пора отказаться и от популярных сегодня многоэтажных жилых комплексов.

 – У нас в центре огромное количество пустырей, можно там строить двух- и трехтрехэтажные жилые комплексы. Центр Челябинска уже перегружен высотками, – говорит Лев Владов. Он категоричен в оценке современной архитектуры. – У нас не так много интересных зданий осталось с точки зрения архитектуры. Потому что лет 50 уже ничего хорошего не строилось. После того, как ушел сталинский ампир, наш город «пережил» нашествие «хрущевок», «брежневок», стали строить здания, заимствуя какие-то западные направления, переделывая их на современные лад. Появилась мусорная архитектура – в моду вошли стеклянные торговые центры, уплотнительная застройка, которая стала убивать гармоничность и ритм фасадов на старых улицах, – подчеркивает Лев Владов.

 По мнению молодого человека, внешний вид города должны формировать профессионалы – компетентные люди с чувством прекрасного. Ни в коем случае решения о возведении того или иного здания в историческом центре не должно выноситься на общественный суд всех жителей города. Об этом, кстати, еще Иван Крылов написал в одной из своих басен: «беда, коль пироги начнет печи сапожник ...»

 Хорош тот город, в котором людям хочется выйти на улицы

Если по Кировке еще можно прогуляться, то по улице Труда пройти невозможно, так как там везде неконтролируемая парковка. А ведь на этой улице также расположено немало старинных зданий. Лев Владов предлагает сделать часть Труда пешеходной. Создание адекватной транспортной схемы – еще один важный вопрос для города.

– Как говорит уважаемый во всем мире мэр Боготы Энрике Пеньялоса, наиболее важным элементом для инфраструктуры города, который отличает развитые города от отсталых, являются качественные тротуары. За три года Пеньялоса сумел сделать депрессивный колумбийский город местом с комфортной городской средой, – рассказывает Лев Владов. – Надо сделать так, чтобы быть пешеходом в Челябинске стало интереснее, чем видеть мир из окна автомобиля. Люди должны проводить время на улицах, общаться. Многие мои знакомые готовы отказаться от автомобилей, если будет создана достойная среда для пешего передвижения по городу и комфортный общественный транспорт. Пока же пешеходы жмутся к стенкам фасадов, в Челябинске нет выделенных дорожек для велосипедистов. Кстати, учитывая невероятную ширину челябинских дорог, мы могли бы без больших затрат изменить ситуацию, повернув город лицом к пешеходам. Многие жалуются на выбросы заводов, но никто не думает о том вреде, который приносят выхлопные газы автомобилей. Мы не закроем заводы, но можем улучшить жизнь челябинцев, сократив количество машин, заменив маршрутки на вместительный современный общественный транспорт – в идеале это легкорельсовый транспорт, который будет в том числе следовать до отдаленных микрорайонов вроде Паркового и Чурилово. Для автобусов необходимо сделать выделенную полосу, чтобы общественный транспорт двигался быстрее, чем личные автомобили. Это та альтернатива, которую мы предложим челябинцам взамен, чтобы они легко и безболезненно отказались от автомобилей. Парковки в центре города должны стать платными, в идеале – люди вообще не должны ездить в центр на машинах. Для этих целей есть такси.

_DSC3555.jpg

 Лев Владов уверен, что его планы не на далекую перспективу, решить основные городские проблемы можно в течение ближайших трех-пяти лет. Уже в следующем году можно облагородить центр Челябинска, приняв дизайн-код и начав «дорожную диету». Но надо быть готовым к недовольству автовладельцев. Кстати, по данным Минтранса США, сужение дорог и сокращение полос для автомобилей уменьшает и количество ДТП.

 – Я считаю, что Челябинская область не реализовала свой потенциал в плане туризма. А ведь у нас есть, что посмотреть в регионе. Челябинск как столица Южного Урала мог бы привлекать больше туристов, – уверен молодой челябинец. – Я хочу превратить Челябинск в европейский город: с комфортной средой, в место, в котором удобно и приятно гулять, в котором люди довольны своей жизнью.

 Урбанистика – деятельность будущего или профессия, которой нет

Урбанистика – новый термин для нашей страны. И многие до сих пор не понимают, чем урбанист отличается от архитектора или градостроителя. Урбанистика – наука, посвященная развитию различных городских систем (транспорт, пешеходная инфраструктура, экология, здравоохранение и другие), их взаимодействию между собой и (что особенно важно) с жителями города. Первым урбанистом можно назвать Платона, который в своем труде «Государство» описывал идеальную модель города, исходя из философских рассуждений о взаимодействиях между людьми. То есть если градостроители и архитекторы смотрят на город, как на пустое пространство, которое им нужно заполнить, то урбанист оценивает город как место, где уже живут конкретные люди с определенными привычками и при формировании городской среды исходят в первую очередь из предпочтений местных жителей.

 По словам старшего преподавателя Архитектурно-строительного института ЮУрГУ Василия Большакова, такой профессии как урбанист нет. Есть урбанистическое движение, как закономерная реакция на рост урбанизации в мире.

– Человек, пытается и желает осознать себя в пространстве и как это пространство преобразить, сделать лучше, – говорит Василий Большаков. – Объектом исследований, наблюдений или просто интереса у людей, называющих себя урбанистами, является город. Предмет же может быть разный – среда, социология, экономика, хозяйство. Если брать ту сторону деятельности, которой занимаются всерьез, то это скорее близко к разделу науки – когнитивная география – представления о человеческой деятельности в пространстве города, как географическом объекте.

По мнению преподавателя ЮУрГУ, в Челябинске нет исторического центра, который бы в полной мере сохранил историческую среду. Есть несколько улиц, где остались старые здания. При этом, по словам Большакова, многие из них не имеют эстетической ценности.

– В советское время довольно много действительно значимых объектов разрушили. Сейчас город тоже меняется, это нормальный процесс, другое дело, что он должен меняться в лучшую сторону, обогащаться новыми зданиями, которые будут формировать новое пространство и создавать новую историю города, – отмечает архитектор.

Если для Челябинска урбанистика – общественная деятельность, то в столице уже оценили значимость этого явления. Выучиться на урбаниста можно, например, в Высшей школе урбанистики в Москве. Одна из образовательных программ носит название «Управление пространственным развитием городов». Как сообщается на официальном сайте ВШУ, за два года учреждение, имеющее государственную аккредитацию, планирует подготовить профессионалов, влияющих на развитие современных городов и способных отвечать на вызовы, с которыми сталкиваются мегаполисы и агломерации.

Никулин.jpg

Фото: Андрей Ткаченко, Вячеслав Никулин, из личного архива Юрия Латышева, gubernator74.ru

 

Теги : Челябинская область Юрия Латышев Кировка

Другие материалы рубрики
17:35 Артисты помогают детям, сажают деревья и шокируют пассажиров троллейбусов

Театральный фестиваль "Сцена" проходит в Челябинской области в трех новых городах

15:57 Российские мастера посоревнуются в росписи металла, печати по ткани и гончарном искусстве в Челябинске

В начале сентября в столице Южного Урала соберутся талантливые ремесленники со всей России для участия в конкурсе «Урал мастеровой»

13:39 Фильм о пловце-инвалиде, снятый его товарищем, завоевал симпатии жюри на всероссийском конкурсе

Воспитанники реабилитационного центра рассказали правду о своей жизни

Возврат к списку