Пятница, 21 Июня 2024

Древние бактерии, старинные иглы и семена: что находят челябинские реставраторы в старых книгах

22.09.2023 Корреспондент: Ирина Яббарова Фото: Дмитрий Куткин, «Вечерний Челябинск»

В России работает чуть больше 410 профессиональных реставраторов, трое из них — в Челябинской области. Как они сами про себя шутят, их профессия — не просто уникальная, а штучная. Не каждому дано корпеть часами над древними страницами, чтобы продлить жизнь многовековому изданию. Зачем реставратору хирургический скальпель, можно ли мыть книги, что такое кислотность страниц, какие древние бактерии могут на них жить и какие находки встречаются между листами старых книг — об этом в эксклюзивном интервью «Губернии» рассказала заведующая региональным центром консервации библиотечных фондов Челябинской областной универсальной научной библиотеки Татьяна Шапкина.

— Нам не нужны еще два приведения, которые будут гулять по коридорам нашего здания, — пошутила сотрудница областной библиотеки, когда мы договорились об интервью с реставраторами книг. — Поэтому мы обязательно вас встретим, проводим, а потом выведем обратно.

 Шутку по-настоящему оценили, когда пришли с фотографом на встречу. Оказалось, что центр консервации библиотечных фондов спрятался в глубине цоколя челябинской Публички.

3Q1A7611 Куткин.jpg

— Не то чтобы мы что-то скрываем, но и для сотрудников, и для читателей лучше, чтобы мы работали в подвальном помещении, — отреагировала на наше удивление заведующая региональным центром консервации библиотечных фондов Челябинской областной универсальной научной библиотеки Татьяна Шапкина. — Просто мы используем в том числе шумное оборудование, которое многим может мешать работать. 

«Осторожно, не останьтесь без рук»

И действительно, в двух небольших комнатках чего только нет, и сразу не поймешь, на что это помещение больше похоже: на цех или лабораторию. Резаки, картонорубилка, дистиллятор  — оборудование либо висит на стене, либо установлено вдоль стен. Нас предупредили: нужно быть максимально осторожными и ни к чему не прикасаться, а то сами не заметим, как останемся без рук. В шкафах и на полках бочком друг к другу прижались какие-то баночки, пробирки, химические реагенты, на столах — кисточки, скальпели, ассортимент разных клеев, обрезки бумаг. И в обоих кабинетах много разных книг: от микроскопических (их, к слову, сотрудники делают, чтобы развивать мелкую моторику или когда хочется заняться творчеством) до огромных шестикилограммовых томов в дубовых переплетах. Одну из таких удалось даже подержать — церковную книгу на старославянском языке начала XIX века.

Шанс прикоснуться к прошлому

3Q1A7673 Куткин.jpg

Ощущения непередаваемые. В голове не умещается понимание, как эти страницы, которые в первой половине позапрошлого столетия кто-то бережно создавал, дожили до наших дней. Книга, к слову, почти в идеальном состоянии. Единственное, утрачен первоначальный вид замка, который в то время использовался для церковных книг. Любопытно, что Татьяна Шапкина — одна из немногих в России, кто умеет реставрировать книжные замки: специально для этого училась, а потом и повышала квалификацию.

— Это книжный памятник, — рассказала Татьяна. — Все книги, созданные до 1830 года, считаются таковыми. У нас, к сожалению, нет нужной аттестации для реставрации книжных памятников, поэтому мы их просто стараемся сохранить. Они у нас находятся в фазе консервации. Вот и эту книгу мы реставрировать не будем, да в этом и нет необходимости. Она прекрасно сохранилась, да, утрачен замок, но с этим мы пока ничего сделать не можем. Но нам очень захотелось вам показать, насколько уникальные книги хранятся в челябинской областной научной библиотеке. Вообще, здесь сейчас хранится больше 200 книг с замочками, которые требуют реставрации. В год мы делаем пока только одну. То есть, чтобы привести в порядок все эти книги, нам нужно не меньше 200 лет. Но мы не отчаиваемся и надеемся, что когда-нибудь что-то изменится.

3Q1A7633 Куткин.jpg

Всего же в Публичке сейчас хранится больше двух миллионов книг. Многие из них нужно приводить в порядок. Сотрудники центра в год ремонтируют 400 книг. Восстановление одних занимает считанные дни, а на реставрацию сложных изданий, которые повидали жизнь, порой требуется несколько месяцев.

Книги бывают и с характером, и со сложной судьбой

А еще многое зависит от характера книги. По словам реставраторов, бывают «вредные» издания: «капризничают», не хотят «лечиться». С такими приходится «договариваться», по нескольку раз проделывать одни и те же процедуры.

— Все начинается со знакомства с книгой, — стали рассказывать о процедуре сотрудники центра. — Приносят к нам книжку, которую нужно отремонтировать, мы начинаем с ней знакомиться: изучать ее, листать. Иногда одного взгляда достаточно, чтобы понять, что она попадала в сложную жизненную ситуацию. Они нам сами рассказывают, что с ними случалось. Например, если от книжки отошли корешок и переплет, значит, она где-то когда-то упала с большой высоты, если уголочки страниц темные и замасленные, значит, ее кто-то очень любил и часто читал. Ну а если зазубрины поперек листов, то мы сразу понимаем: книгу кто-то жестоко связывал. Возможно, в ее жизни был долгий переезд, а то и не один. Нам, кстати, много таких приносят, и всякий раз, разговаривая с книгой, жалеешь ее, сочувствуешь непростой судьбе.

3Q1A7570 Куткин.jpg

После знакомства с книгой реставраторы принимают решение, как ее ремонтировать и стоит ли это делать вообще. Как признались сотрудники цента реставрации, не за каждую израненную книжку они возьмутся.

— Только специалист может определить, насколько книге требуется реставрация, — добавила Татьяна. — Иногда так бывает, что лучше не вмешиваться в книгу, а просто ее попытаться сохранить. Поэтому мы тщательно ее изучаем. Если переплет и странички целые, книга не вырвана из корешка, а текст читаемый, то нет смысла лишний раз что-то делать.

Хирургическое вмешательство и водные процедуры

3Q1A7492 Куткин.jpg

Но если решено книгу реставрировать, то сначала в ход идут кисточки. Ими очищают скопившиеся за долгие десятилетия, а то и века между страницами грязь и пыль. Один из главных инструментов реставратора  — хирургический скальпель: им аккуратно отделяют старый переплет, срезают кусочки страниц, которые нужно привести в порядок. И эта работа требует колоссальной сосредоточенности, ведь одно неосторожное движение  — и страницы многовекового издания могут оказаться в крови.

— У меня однажды чуть такое не случилось, — вспоминает Татьяна. — Попросили отреставрировать книгу позапрошлого столетия, я работала скальпелем, но сама не поняла, как порезалась, на руке выступила кровь, а я испугалась не за себя — за книгу, подумав: «Ну конечно, книга ждала меня почти 200 лет, а я ее сейчас своей кровью залью», поэтому пришлось спасать ее. У нас нет права на ошибку при работе с такими изданиями, нужно быть максимально аккуратными, собранными и внимательными.

3Q1A7537 Куткин.jpg

После механической чистки кисточкой книжку в буквально смысле разбирают по страницам, отделяя ее от переплета. Если на листах сильные загрязнения, их очищают обычной меламиновой губкой, она хорошо удаляет любые загрязнения, при этом не стирает печать и не рвет бумагу. А затем книжные страницы отправляются на водные процедуры: листы прокладываются через фильтровальную бумагу и опускаются в ванночку с дистиллированной водой. Как только вода становится темной, ее меняют. «Купаются» листочки до тех пор, пока не станут чистыми.

— Грязную воду аккуратно сливаем и наливаем чистую. Никакого риска для бумаги нет, она не расползется, — увидела наше удивление и ответила главный библиотекарь Татьяна Порядина. — Нас часто о таком спрашивают. На самом деле страницы состоят из растительных волокон, они между собой хорошо скреплены, поскольку в них при создании вводится проклейка —специальный клей, плюс они хорошо прессованы.

А вот с текстом бывает по-разному. В современных книгах печатный текст никогда не размывается, а в отношении старинных рукописных такой риск есть. Поэтому перед промывкой такой книги чернила обязательно тестируют. Если они оказываются неводостойкими, то текст закрепляют специальным химическим веществом — циклододеканом. Он неопасен для людей и позже сам улетучивается.

3Q1A7545 Куткин.jpg

При необходимости сотрудники нейтрализуют кислотность страниц. Первый признак кислотности — желтизна бумаги. Степень кислотности определяет прибор pH-метр. Если уровень кислотности высокий, то бумага становится ломкой, теряет механическую прочность. Нейтрализовать ее помогает специальный раствор, в который погружаются листы книги, но после этого их уже не промывают. После нейтрализации кислотности книги могут храниться веками.

После водных процедур бумагу сушат, а затем собирают книжку снова. Листы сшивают на специальном швальном станке, который был изобретен еще в XV-XVI веках. С тех пор он почти не изменился, правда, если раньше он был полностью из дерева, то сейчас в него добавлены металлические детали.

Каждая книжка сшивается тем способом, которым она изготавливалась изначально. У реставраторов нет права что-то менять в книге. Сама реставрация должна быть неявной, особенно когда речь идет о старинных изданиях. Затем книжка отправляется под пресс, а после проходит проверку.

— Книга — это источник информации, и мы не можем вносить в нее свои изменения, — обратила внимание Татьяна Шапкина. — Даже если книга изначально была создана кривой и невзрачной, мы не должны делать из нее шедевр. Она должна быть сохранена в первоначальном виде, поэтому наша задача — восстановить то, что было со временем утрачено.

В каждой книге живет память ее создателя

3Q1A7593 Куткин.jpg

По словам руководителя центра, в каждой книжке живет память ее создателя. И всегда видно, с душой книгу создавали или из желания  заработать. И память о каждом профессиональном реставраторе тоже остается жить на отремонтированных страницах. И от того, насколько ответственно реставратор относился к своей работе, зависит срок жизни каждой реставрированной им книги.

— Мы как хирурги, тоже лечим и дарим вторую жизнь, только не людям, а книгам, — поделилась Татьяна Шапкина. — Не зря же скальпель — один из главных инструментов в нашей работе. А вообще, наша профессия сравнима со многими специальностями, не только с хирургией. Мы и ювелиры, потому что приходится выполнять очень щепетильную работу, и историки — должны ориентироваться в происходивших десятилетия и столетия назад процессах, и химики — без реагентов в нашей работе порой никак: нужно знать, какие химические процессы происходят с бумагой на разных этапах, какие реактивы и когда применять, чтобы не испортить, а спасти. А еще мы биологи, которые знают, как разные внешние факторы отражаются на книгах, и даже косметологи, которые придают презентабельный внешний вид старым страницам.

Записки из прошлого и древние бактерии

Книжные страницы — не только хранители мудрости поколений. Иногда реставраторы находят между листами сюрпризы от прежних хозяев: закладки, записки, телеграммы, засушенные цветы, необычные рисунки, рекламные брошюры, билеты на общественный транспорт. Все эти находки реставраторы сохраняют.

3Q1A7523 Куткин.jpg

— Однажды нашла записку с одной лишь фразой: «Все кончено. Тебе ясно?», один раз была телеграмма: «Приеду на поезде, жди», — вспоминает Татьяна Шапкина. — Недавно в книге XVII века нашли семена ячменя. Думали, что с ними делать, посадили. Надеялись, что взойдут, но ничего не получилось. Однажды разбирала книгуXIX века и нашла в переплете иглу. Потом только поняла, что это старинный переплетчик во время работы с книгой случайно сломал ушко, и игла осталась внутри книги. Она уже вся заржавела, но это было очень необычно.

А случаются и опасные для здоровья сюрпризы. Этим летом Татьяна чистила книгу XIX века и не обращала внимания на вылетающий из ее страниц белый порошок. Спустя несколько дней у реставратора полностью пропал голос. Оказалось, что она надышалась древними бактериями, которые вызывают легочные заболевания. Не спасли ни маска, ни перчатки. Пришлось лечиться антибиотиками, которые после тщательного обследования назначил врач.

Прячутся в книжных страницах и различные жуки, их личинки, пауки, мухи, комары, тараканы. Все это тоже приходится тщательно вычищать.

3Q1A7524 Куткин.jpg

Нашла себя «назло» родителям

В следующем году центр консервации и реставрации библиотечных фондов отметит свой 23-й день рождения, но создавался он на базе отдела гигиены и реставрации, он в ожидании своего 45-го юбилея. Его будут отмечать также в 2024 году. Татьяна Шапкина руководит центром третий год, но работает здесь уже почти десять лет. Как она сама шутит, пришла сюда «назло» родителям, которые не понимали, почему дочь из интеллигентной семьи с классическим высшим образованием по специальности «История» устроилась в салон красоты администратором. Они мечтали, чтобы Татьяна стала врачом, как ее мама.

Однажды на глаза попалось объявление о вакансии библиотекаря, решила уточнить условия, а Татьяне сразу предложили оформляться.

— Получается, что попала сюда случайно. Меня сразу взяли именно в отдел реставрации, но поскольку официально должности реставратора в библиотеке нет, то все мы библиотекари, — пояснила Татьяна. — Я сначала даже не понимала, с какой стороны подойти к книгам, боялась их, а когда увидела, как одну из книг рвут, чтобы отреставрировать, испугалась. Первая мысль была о том, куда я попала, как они так могут с книгами поступать. Но потом меня начали обучать всем тонкостям и премудростям профессии, и я втянулась. Сейчас уже не представляю себя в какой-то другой профессии. Так что случайности совсем не случайны. Меня как-то спросили: «У вас и так зарплаты небольшие, а если совсем перестанут платить, что делать будешь?» Вопрос удивил, но я, не задумываясь, ответила: «Найду вторую работу, но отсюда не уйду».

22 года в отделе работает главный библиотекарь Татьяна Порядина. А общий стаж работы — с 1995 года. Начинала библиотекарем в читальном зале. Когда предложили перевестись в отдел гигиены и реставрации, ни минуты не задумывалась. Как сама сотрудница призналась, всегда привлекала работа с изданиями с многовековой историей и возможность дарить им вторую жизнь.

Любовь Яцушкина — третий и самый молодой сотрудник центра. Она только начинает свой большой путь в реставрации.

На сегодняшний день центр консервации библиотечных фондов, который был создан в 2001 году благодаря национальному проекту «Культура России», — один из лучших в стране. Сейчас такого нацпроекта не существует. Его сменил национальный проект «Культура», но финансирование на поддержку центров консервации библиотечных фондов в нем пока не предусмотрено.

Тем не менее профессиональные реставраторы без внимания не остаются: центр поддерживает региональное министерство культуры. Но самое главное — важность этой работы понимает директор челябинской Публички Наталья Диская. Сами сотрудники не скрывают: во многом благодаря руководству областной научной библиотеки и регионального минкульта уровень мастерства книжных реставраторов Челябинской области сравним с работой московских и петербургских.

3Q1A7616 Куткин.jpg

— Нас ценят, с нами советуются специалисты из других территорий, — добавила Татьяна Шапкина. — К нам прислушиваются и равняются на нас. И никакие современные технологии не способны заменить профессионального реставратора. Убеждена, этот труд никогда не станет роботизированным, потому что реставрации нужен человек. Это исключительно ручная работа. А сами реставраторы как были, так и остаются проводниками в прошлое.

Советы от профессиональных реставраторов:

Нельзя сушить книгу утюгом. При нагревании из нее испаряется необходимая для книжной жизни влага.

Нельзя склеивать порвавшиеся страницы скотчем — он разрушает структуру бумаги, восстановить ее потом очень сложно.

Реставрацию книги, особенно старинной, лучше доверять профессионалу. Самоучек в России много, но никто из них не сможет гарантировать качественное восстановление, а значит, и долгую жизнь изданию.

Поделиться

поделиться:

 

Другие материалы рубрики
08:40 Депутаты Госдумы снова против ЕГЭ, но южноуральские педагоги считают такую позицию ошибкой

Единый государственный экзамен как форма итоговой аттестации выпускников школ существует практически четверть века. Его постепенно начали вводить в России еще в 2021 году — сначала в отдельных регионах, а затем повсеместно. И на всем протяжении существования этой формы экзамена в кругу экспертов, педагогов, родителей, политиков, общественников и прочих неравнодушных не утихают ожесточенные споры: ЕГЭ — это больше зло или добро? И если некоторые депутаты в очередной раз заявляют о пагубном влиянии этой системы на российское образование, то что о нем думают педагоги, проработавшие с ЕГЭ не один год? Об этом читайте в материале «Губернии».

17:50 Более 40 южноуральцев получили государственные и областные награды

Наград удостоены рабочие, инженеры, работники жилищно-коммунальной сферы, врачи и соцработники. Также среди награжденных – тренеры, преподаватели, муниципальные и государственные служащие. Вручая заслуженные награды, губернатор Челябинской области Алексей Текслер особо отметил многодетную семью Петровых из Магнитогорска – супруги воспитывают семерых детей.

16:33 На спецоперации южноуралец с позывным «Шумахер» сбил украинский дрон с гранатой

Вражеский коптер пытался подорвать блиндаж наших военнослужащих. Но отправленный из Челябинской области беспилотник и профессионализм южноуральского «Шумахера» спасли жизни бойцов.

Возврат к списку