Пятница, 31 Мая 2024

Раны лечили озерной грязью, а вместо ваты использовали мох: как в Челябинске спасали раненых на фронте

09.05.2024 Корреспондент: Ирина Яббарова Фото: ЧГИК (1,2), Объединенный государственный архив Челябинской области (3), сайт tankograd.chelib.ru (4)

В годы Великой Отечественной войны на Южном Урале действовали более 90 эвакуационных госпиталей. Их сотрудники смогли вернуть к жизни и поставить на ноги сотни тысяч раненых бойцов. Где южноуральцы разворачивали госпитали для солдат, чем лечили и для чего в Челябинске в феврале 1941 года была создана особая комиссия, работавшая под грифом «совершенно секретно», — в материале «Губернии».

В годы Великой Отечественной войны Челябинская область не только отправляла на фронт танки, оружие и боеприпасы, но и спасала раненых бойцов. Боролись медики за жизни наших солдат и офицеров в эвакуационных госпиталях, которые были открыты на Южном Урале. Всего в нашем регионе действовало 93 эвакогоспиталя. Самые крупные работали в Челябинске, Магнитогорске, Златоусте, Сатке и Троицке. Часть своих площадей эвакуационным госпиталям в годы войны передали троицкая и магнитогорская городские больницы. А такие курорты и санатории, как Кисегач, Каштак, Увильды, «Золотая Сопка», Чебаркуль полностью переоборудовали под военные лазареты.

Школы под госпитали отбирала секретная комиссия

Как рассказал «Губернии» заведующий выставочным отделом Исторического музея Алексей Опейкин, в феврале 1941 года в Челябинске создали особую комиссию, которая работала под грифом «совершенно секретно». Ее сотрудники осматривали школы и анализировали, насколько они приспособлены для экстренного развертывания на их базе госпиталей.

— Благодаря особенностям конструкций школ — просторные классы, широкие окна, наличие кухни и канализации — их можно было очень быстро переоборудовать в госпитали, — обратил внимание Алексей Опейкин. — Специальная комиссия, осматривавшая школы, составляла сметы, в которых указывала в том числе и расчеты по стоимости мощения подъездных путей к зданиям, если их решат переоснастить под госпитальную сеть.

Секретной комиссией руководил врач, заместитель председателя областного исполкома Мария Ковригина. В 1943 году ее назначали заместителем наркома здравоохранения. А чуть позже она стала министром здравоохранения СССР.

ЧГИК1.jpg

Под госпитали для раненых солдат переоборудовали в основном школы, которые были построены с 1936 по 1940 год. Так, в челябинской школе № 10 открыли эвакуационный госпиталь № 3883, в школе № 15 работал эвакогоспиталь № 1724, а челябинскую школу № 30 переоборудовали под госпиталь № 1721. Кстати, на базе 30-й школы работал один из крупнейших эвакогоспиталей Челябинска. Им руководила врач Елизавета Дианова. Для раненых здесь создали очень комфортные условия: окна украсили шторами из клубов ЧГРЭС и ЧЭМК, стены — полотнами из картинной галереи. Особого шика добавляли ковры. Для военных даже обустроили комнату отдыха, где можно было поиграть в бильярд или настольные игры.

Легендарный хирург Тарасов спас семь тысяч человек

Лечили раненых бойцов и в зданиях, в которых сейчас учатся студенты. Например, о том, что коридоры и аудитории Челябинского государственного института культуры были приспособлены под работу медиков, сейчас ничего не напоминает. А в годы войны в его стенах действовал эвакуационный госпиталь № 1722, в котором лечились бойцы с огнестрельными ранениями. Руководил им талантливый хирург Петр Тарасов. Кстати, позже госпиталь стал известен в области именно как «Тарасовский». Легендарный врач смог вернуть к жизни семь тысяч тяжелораненых бойцов, более пяти тысяч из них после лечения у Тарасова вновь вернулись на фронт.

— Кстати, именно благодаря доктору Тарасову на Южном Урале стало развиваться донорство, — обратил внимание Алексей Опейкин. — Петр Михайлович всегда старался найти и применить различные подходы в лечении раненых бойцов. Например, он решил использовать вместо ваты озерный мох, который предварительно стерилизовали. Мох привозили с озера Червяное Катайского района (озеро находится на границе Челябинской и Свердловской областей  — прим. ред.). А с озера Горького для лечения бойцов привозили целебную сапропельную грязь. Ее заворачивали в специальные мешочки и прикладывали к ранам, благодаря чему они быстрее затягивались.

В Южно-Уральском государственном институте искусств им. П. И. Чайковского работал военный госпиталь № 381, а на базе Челябинского института переподготовки и повышения квалификации работников образования открыли эвакогоспиталь № 1723.

В здании, где сейчас действует Челябинский гарнизонный военный госпиталь, в 40-е годы прошлого столетия работал военный госпиталь № 423. А в стенах Челябинского областного клинического противотуберкулезного диспансера когда-то действовал эвакуационный госпиталь № 3884.

Для лечения бойцов оборудовали даже конюшни

Архив.jpg

Эвакуационные госпитали, которые были оборудованы в начале Великой Отечественной войны, могли принять от четырех до пяти тысяч раненых. Но поток бойцов, которым требовалась медицинская помощь, увеличивался, и после первых месяцев войны стало понятно: той госпитальной базы, которая создана, катастрофически не хватает. Поэтому под лечение солдат и офицеров начали переоборудовать общежития, склады, гаражи, мастерские и даже конюшни.

— Как правило, дополнительные места для раненых оборудовались в шаговой доступности от основного госпиталя, — добавил Алексей Опейкин. — Например, известно, что эвакуированному в Челябинск военному госпиталю № 423, который действовал в здании, где сейчас работает гарнизонный военный госпиталь, передали здания, принадлежащие школам № 9 и 41, а также помещения Челябинской государственной филармонии. А копейский эвакогоспиталь № 3032 размещался в зданиях школы и городской больницы, которые находились рядом.

В Челябинск раненых доставляли санитарные поезда, а в госпитали развозили трамваи

183facd949157f1ffc331a544c3e97ae.jpg

За первые три года войны Южный Урал принял 483 санитарных поезда. Каждый такой состав привозил в регион около 500 раненых. На железнодорожном вокзале их встречали сотрудники прирельсового приемника, которые должны были не только успеть разгрузить санитарный поезд — для этого давалось всего два часа — но и распределить бойцов по ранениям и степени тяжести, а затем определить по госпиталям.

— Эвакоприемник располагался около открытой рампы, где санитарные поезда можно было разгружать сразу по всей длине, — рассказал заведующий выставочным отделом Исторического музея. — Рампа была рассчитана на 140 или 80 носилочных, а также на 100 сидячих раненых и больных.

Жители Челябинска, понимая, что сотрудникам медицинского эвакуационного приемника за положенные два часа справиться сложно, регулярно приходили на вокзал, чтобы помогать с ранеными. Сразу после разгрузки и распределения бойцов развозили по госпиталям. Для перевозки раненых использовали не только скорую помощь, но и общественный транспорт: автобусы и даже трамваи. Для этого вагоны пришлось специально переоборудовать, чтобы в них было удобнее перевозить раненых бойцов.

За годы Великой Отечественной войны в эвакуационных госпиталях, которые были оборудованы в Челябинской области, врачи и медсестры выходили более 223 тысяч больных и раненых солдат и офицеров.

Поделиться

поделиться:

 

Другие материалы рубрики
19:03 Социальная политика предприятий Челябинской области меняет регион и жизни людей

Этим летом некоторые южноуральцы смогут отдохнуть во время отпуска за счет работодателя. Например, завод «Карабашмедь» оплачивает работникам десятидневное проживание в курортном комплексе около Сочи, питание и лечебные процедуры. А челябинский завод «ОМК Трубодеталь» в 2024 году отправит на отдых около 150 сотрудников и их детей, оплатив от 40 до 100 процентов стоимости путевок в зависимости от места отдыха.

17:50 За 30 лет работы южноуральский парламент принял больше четырех тысяч законов

Поздравляя Законодательное собрание Челябинской области с юбилеем, губернатор Алексей Текслер отметил заслуги депутатов в оперативном принятии решений для поддержки участников СВО и их семей, поблагодарил за поддержку своих инициатив. «И каждый региональный акт был принят в интересах региона, в интересах  южноуральцев – этого требовали социальные задачи и ситуация в экономике», — добавил Алексей Текслер.

17:43 Два южноуральских школьника могут отправиться на Северный полюс

Ученица троицкой школы №10 Анастасия Юмагужина и школьник из челябинского лицея №31 Глеб Трофимов вышли в финал научно-просветительского проекта «Ледокол знаний 2024». Теперь ребятам предстоит защищать честь Уральского федерального округа на итоговом этапе проекта. Он пройдет в формате интеллектуальной командной игры в июне этого года.

Возврат к списку