Четверг, 26 Ноября 2020

"Детей укладывали рано спать, чтобы не просили есть"

19.02.2020

Галина Акимова,  Верхнеуральский  район, п. Межозёрный: "Участки с крапивой были распределены между соседями и строго охранялись"      

"Отца забрали на войну в октябре 1942 года. У мамы осталось шестеро детей, была еще бабушка. Мал мала меньше , пять девочек и один брат. Голод и холод. Старые кем-то выброшенные лапти братишка заплетал алюминиевой проволокой, выпиливал из чурбака деревянные колодки, привязывал к лаптям, чтобы не промокали. Одна рваная фуфайка на всех .

Зимой нас укладывали рано спать, чтобы не просили есть. По первым проталинам мы смотрели, когда полезет крапива. Участки с крапивой по улице были распределены между соседями и строго охранялись. Потом ждали в лесу, когда полезет первоцвет (почему-то у нас звали «барашки») и кислинка. Помню: утром совершенно ничего поесть. Мама пошла в лес и принесла пол-мешка медуницы . На таганчике вскипятили воду нарезали этой медуницы и сварили “похлёбку “. Мама предупредила: "Вы не ешьте, сначала поем я. Если со мною будет плохо, не ешьте, а вылейте во дворе “. С мамой было очень плохо, мы ведь не знали, что там "наварился" тогда “йод“. Спасли маму только, отпоив молоком от нашей коровы.

Была у нас еще заезженная, заморенная лошадь. Ей не было отдыха ни днем ни ночью. За 40 км от нашего поселка с железнодорожной станции возили муку на лошадях . Это было обязательством . Муку в мешках сдавали в организацию. 

Старшая сестра ушла в прислуги только за то, чтобы ее кормили. И в то время тоже были богатые - «для кого война, а для кого - мать родная». Вторую сестру, ей было 12 лет, мама упросила взять “на вороток“. Это такое приспособление, похожее на то, как вытаскивают воду из глубоких колодцев: деревянная бадья на цепи и вороток, который за ручку крутят и так вытаскивают воду. Тогда вытаскивали из шахт рабочих. Так как сестра была сильно маленькая ей подставляли деревянный чурбак, чтобы она доставала до ручки воротка. Рабочие, как могли, ей помогали. За это ей не платили, а мы были освобождены от налога. Налоги были на всё.

Сдавали масло, шерсть, яйца, молоко. Это при одной коровенке на 8 голодных ртов. Еще две овцы было. Помню, как прятали в подполе овцу, была третей, облагалась налогом. Братишке было семь лет. Он работал на лошади, когда ей давали ”отдых “. На сенокосе. Но несмотря на то, что наш отец воюет, нас 8 человек, сестра работает, спасая нас от налога, нашлись налоговые инспекторы, которые за долги по налогам увели нашу лошадь. Помню, как мы бежали следом, плакали, кричали, умоляли оставить нам карюху. Без кобылы наступил настоящий голод для нас.

Письма от отца приходили редко. Последнее письмо было на клочке бумаги, сообщал: "Переправляемся через реку Днепр под обстрелом. Жив буду, напишу". Больше писем не было. Когда закончилась война, мы узнали по радио. Все радовались и плакали от счастья. Нас мама прижала к груди и причитала, нам ждать некого. Мы уже получили извещение, что Титов Варлам Иванович пропал без вести. Мама так и решила, что он погиб на переправе. Когда забрали отца, мне было 2,5 года. После войны пошла в школу. Как только немного подросла, стала соображать, стала писать в газеты, журналы в Министерство обороны, искать, где похоронен отец. Отовсюду ответ “пропал без вести “. Нам пенсию долго не давали, видно, думали, а вдруг дезертир.

Я уж потеряла надежду. Брат умер в 45 лет, сестры не дожили до 80 лет. Я теперь одна, мне 76 лет. Продолжил поиски деда его внук Михаил. Шесть лет переписки, запросов и - в интернете появился наградной лист на имя Титова Варлама Ивановича. Из него следует, что красноармеец – бронебойщик 180 – отделения армейского батальона противотанковых ружей погиб 18 декабря 1943 года. Командир пишет: «В боях за Соц. Родину с немецкими захватчиками в районе Гута – Добрынская Житомирской рядовой Титов Варлам Иванович показал образец героизма на поле боя, прославляя силу своего оружия. 18.12.1943г противник сосредоточил до 20 танков, 15 бронемашин и пехоты силою до двух рот и предпринял атаку. Создалась угроза прорыва. Танки на полном ходу, ведя огонь из пушек и минометов, устремились к нашим боевым порядком. Завязался неравный бой. Герой – бронебойщик Титов поджёг один средний танк и одну бронемашину. Три раза танки противника утюжили окоп Титова, но каждый раз он оставался невредимым, продолжая вести огонь по наседающий пехоте противника и его танкам. Четыре раза противник пытался захватить живьём героя, но каждый раз наталкивался на смертоносный огонь его автомата. Будучи смертельно ранен товарищ Титов продолжал отбивать атаки врагов. В этом неравном бою он уничтожил 50 гитлеровцев, сжёг средний танк и бронемашину. Погиб, но не отступил. Враг не прошёл через окоп героя. За проявленный героизм на поле боя красноармейца Титова В.И. представили к высшей правительственной военной награде “ Герой Советского Союза “. 7 января 1944г" .

Здесь же на этом месте, но другим почерком помечено “ Посмертно- орденом Отечественной войны второй степени. Подвиг описывал командир 108 ОПБ майор Лысов, но, видимо, те, кто сидел в штабе, не проверили, что рядовой смог проявить такой героизм . “ Отмели “ высшую награду, а наградили орденом Отечественной войны. Его нам тоже не дали, а вручили только корочку. Да, вдова не дожила, а я ведь дочь. В "Российской газете" пишут, что столько наград находится неврученных, так как не находят родственников. Что - пусть лучше ржавеют на складах? А мы бы передали своим внукам, пусть бы гордились..."

 

Возврат к списку