Четверг, 14 Ноября 2019

Угольные копи Бориса Куликова

22.08.2014 Корреспондент: 0

Судьба Бориса Борисовича КУЛИКОВА  тесно переплелась с угледобычей на производственном объединении «Челябинскуголь». И, пожалуй, главной особенностью этого руководителя была принципиальность. И забота о безопасности добычи угля. Не всем по вкусу пришелся такой стиль управления, но многим это спасло жизнь и здоровье. Однажды Борису Куликову пришлось остановить выдачу грузов на шахте, где были грубо нарушены правила охраны труда. В итоге встало все производство на объекте. Разразился скандал...

Судьба Бориса Борисовича КУЛИКОВА  тесно переплелась с угледобычей на производственном объединении «Челябинскуголь». И, пожалуй, главной особенностью этого руководителя была принципиальность. И забота о безопасности добычи угля. Не всем по вкусу пришелся такой стиль управления, но многим это спасло жизнь и здоровье. Однажды Борису Куликову пришлось остановить выдачу грузов на шахте, где были грубо нарушены правила охраны труда. В итоге встало все производство на объекте. Разразился скандал...

 

«На конфликты не было времени»

Полный кавалер знака «Шахтерская слава», кавалер ордена Трудового Красного Знамени – такие титулы говорят о многом. Более двадцати лет Борис Куликов возглавлял старейшие шахты Южного Урала «Красная горнячка» и «Подозерная».

Удивительнее всего, что первые годы трудовой жизни героя нашего очерка были связаны совсем не с угольно-добывающей  промышленностью.

– В 1947 году, когда мне исполнилось 17 лет,  я пошел работать в мартеновский цех Ашинского металлургического завода, – вспоминает Борис Борисович. – Затем, в 1951 году, по направлению райкома партии служил в органах государственной безопасности в городе Магнитогорске. Это закалило мой характер. Однако меня тогда, как и многих других молодых людей, привлекла горнодобыча, которая бурно развивалась. Это было не удивительно: шел подъем промышленности, строились новые заводы, тепловые электроцентрали. Челябинская область, да и вся страна в целом остро нуждались в угле.

 И вот 24-летний паренек получает диплом Копейского горного техникума и становится горным мастером. Здесь-то и пригодился закаленный характер. Шахтерское ремесло пришлось осваивать на местах, получать необходимый опыт, работая на разных должностях и участках.

– В 1958 году я был избран секретарем партийной организации шахты № 7-8 треста «Копейскуголь». – продолжает рассказ Борис Куликов. – И хотя моя партийная деятельность шла бок о бок с шахтерским трудом, старался общаться с коллективом как инженерно-технический работник, а не как партийный активист. Ведь я уже буквально врос в коллектив к тому времени. Все тогда на шахте трудились дружно, сообща, преследуя одну поставленную перед нами цель – дать стране и области как можно больше угля… Производственные конфликты были исключены, на это просто не было времени.

 

Добыча должна быть безопасной

Давался уголек нелегко. Хотя в то время шахты активно оснащали новой техникой, но по-прежнему многое приходилось делать вручную. И многое зависело именно от руководителя, от его умения  организовать работу людей, трудившихся под землей.  А для этого нужны были знания. В 1962 году Борис Борисович Куликов окончил Всесоюзный заочный политехнический институт в Москве. Его дипломная работа, посвященная автоматизации производства и повышению безопасности добычи, была отмечена государственной комиссией. В это время Бориса Куликова назначают начальником участка объединенной шахты. Но про вопросы повышения безопасности добычи угля, поднятые в дипломной работе заочника из Копейска, не забыли. И наш герой становится сначала сотрудником Всесоюзного угольного государственного института в Челябинске, а затем возвращается в Копейск уже горнотехническим инспектором.

– Не могу сказать, что это было легко для меня, – говорит Борис Борисович Куликов. – Надо было контролировать исполнение требований правил безопасности в угольных и сланцевых шахтах. Буквально вчера бок о бок работал с человеком, а сегодня контролируешь его, следишь за исполнением инструкций.

Интуиция не подвела

Однажды произошла такая история. На шахте № 205 был всего один ствол. По нему поднимали на поверхность уголь, породу, материалы, оборудование. В этом же самом стволе работала клеть для транспортировки людей. Однажды пошло что-то не так, у клети сработали парашютные устройства – люди застряли в стволе, подъем грузов тоже был сорван. Шахтеров вызволяли спасатели. Комиссия, расследовавшая эту аварийную ситуацию, приняла решение, что на время спуска-подъема людей в шахте должна быть приостановлена выдача грузов.

– Проходит время, – продолжает рассказ Борис Борисович. – И вот инспектор районного Госгортехнадзора мне говорит: «Надо проверить, выполняют ли на шахте наше предписание».

Приезжаю на шахту. «Пойдем, посмотрим работу подъемных установок», – говорю я главному механику Субботину. Посмотрели клеть. Нарушений нет. Стали осматривать подъемник для угля. Тоже все в норме. Но интуиция подсказывала: надо проверить лучше…

– Сними тахограмму, – прошу я главного механика.

– Зачем она тебе?

– Сними, пожалуйста, я хочу на нее посмотреть.

Он снял тахограмму, показывающую работу двигателей, дает ее мне. А на ней четко видно, что время подъема людей и время подъема груза совпадает. А это нарушение предписания комиссии, расследовавшей аварию.

– Я должен поставить пломбу на грузовой подъем, – говорю ему и пломбирую. Шахта встала. Что тут началось!

– Зачем ты его туда допустил? – «вскипел» начальник шахты Петр Акимович Репкин после доклада главного механика.

– Откуда я знал, что он в этом что-то понимает… – стал оправдываться тот.

Закончилась вся история тем, что на шахте активно стали строить второй (клетевой) ствол для спуска-подъема людей.

После этого случая стали смотреть на Бориса Борисовича Куликова уже другими глазами. Поняли, что его «на кривой козе не объедешь»…

 

Поездка в Кузбасс

 В 1964 году Бориса Борисовича позвали друзья в город Междуреченск, в Кузбасс. «Приезжай, посмотри на шахты», – сказали. Во время собственного отпуска приехал. Удивительные по своей красоте горы, чистые реки встретили его в Междуреченске, гигантские пласты угля. Не сравнить с копейскими по своей мощности.

– Я тогда ушел из инспекции, приехал работать в Междуреченск, – говорит Борис Куликов. – Но надолго там оставаться не захотел. Отношение к работе там было совсем иное, чем на шахтах Копейска. У нас на Урале люди хваткие, сноровистые, жадные до работы, надежные и дисциплинированные. Помню, в Междуреченске мы целых два месяца монтировали горнодобывающий комплекс К-52. С коллективом копейских шахт мы бы справились за две недели…

По возвращении в Копейск стал работать помощником главного инженера на шахте № 205. Через год назначают уже замом главного инженера.

 

Секрет успехов

В октябре 1966 года начальник производственного объединения «Челябинскуголь» Василий Кондратенко назначает Бориса Борисовича начальником шахты «Красная горнячка». Представили коллективу, и вновь закипела работа уже на новом месте.
В 1973 году «Красная горнячка» вышла победителем социалистического соревнования. В то время на ней добывали свыше 600 тысяч тонн угля в год.  Коллективу вручили переходящее Красное Знамя Министерства угольной промышленности СССР. Бориса Куликова наградили Знаком «Победитель социалистического соревнования 1973 года». По итогам соревнования он был удостоен ордена Трудового Красного Знамени.

– Мы только за один 1973 год увеличили прирост производительности труда на 26 процентов, почти на треть, – говорит Борис Куликов.
В ответ на вопрос, как это удалось, Борис Борисович скромно пожал плечами…

– Я никогда не считал себя самым умным в коллективе, – пояснил он. – Когда возникали противоречия на производстве, всегда приглашал к диалогу. Давайте обсудим, говорил я, и сообща найдем выход… Никогда не подавлял людей, желающих проявить инициативу, любой мог прийти ко мне и высказать свои предложения…

 

Если нет перспектив


В 1976 году новое назначение – Борис Куликов становится директором шахты «Подозерная».

– После знакомства с шахтой приглашаю к себе главного инженера Мелихова и заместителя директора по производству Веретенникова, – вспоминает Борис Борисович. – Каковы перспективы шахты? – спрашиваю главного инженера.

– Еще два года с существующей нормой добычи угля и шахту закроют, – сказал Мелихов.

– Так скоро?! С чем это связано? – удивился я

– Так как запасы отдали шахтам «Капитальная» и «Комсомольская», то угля хватит на два года, – ответил Мелихов. 

– Вот как! Если главный инженер не видит перспектив и ничего при этом не предпринимает, то я советую ему подать заявление об уходе, – отвечаю.

 

И новый директор стал добиваться того, чтобы пятый пласт отдали на разработку именно его коллективу, а не шахте «Комсомольская», как планировалось изначально. 

– Я представил необходимые документы и доказал, что это будет дешевле, – говорит Борис Борисович Куликов. – Мне разрешили вскрыть пятый пласт мощностью около двух метров, дали горнодобывающий комплекс. В итоге шахта проработала до 2000 года.

 

Специально для проекта:  "Они создавали Челябинскую область"
      Евгений Сарасов

 

Возврат к списку