Суббота, 14 Декабря 2019

Высокое напряжение Павла Жевтяка

На Южноуральской ГРЭС в турбинном цехе есть большое художественное панно с цветным изображением Сталина. Оно было установлено еще в годы строительства. Рассказывают, что после знаменитого хрущевского ХХ-го съезда партии его хотели замазать. Но помешал только что назначенный молодой директор, решивший, что из истории, как и из песни, слова не выкинешь.

Сегодня имя Павла Федоровича Жевтяка, возглавлявшего Южноуральскую ГРЭС более четверти века, стало настоящей легендой, а его время – яркой эпохой «промышленного творчества», наполненной огромным количеством нестандартных конструкторских и инженерных решений.


Лампочка над печкой


Судьбу Павла Федоровича Жевтяка можно назвать характерной для директорского корпуса тех лет. Он родился в 1927 году в семье бухгалтера-счетовода. Его отца, Федора Жевтяка, не обошел молох репрессий – по наговору и обвинению в пропаже зерна, отец был арестован, почти два года маялся в ожидании суда в переполненных камерах, но был отпущен с документом о невиновности. Свою семью Федор Жевтяк нашел в крохотной землянке в Шумихе…



Тяга сына к электротехнике проявилась, когда Павлу было 10 лет. На Шумихинском элеваторе, куда он прибегал к отцу, Павел познакомился с электромонтером дядей Колей Ческидовым, и тот «доверил ему основы электричества». Павел без особого труда провел себе свет на печку, где в то время спал из-за тесноты в доме.

Затем в его судьбе появится Челябинский энергетический техникум - неотвратимо, по душе, по призванию. Хотя сам Павел Федорович рассказывал более прозаическую историю, которая случалась с большинством его сверстников:
- Я учился тогда в 9 классе, школьникам выдавали по 180 грамм муки в сутки. Мать готовила из нее затируху, но этого явно не хватало. Чувство голода было постоянным. Узнав, что вЧелябинскомэнерготехникуме студентам полагается целых 500 грамм муки, я поступил туда из девятого класса сразу на второй курс.

Техникум он окончит в 1947 году, а затем и Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства…

На вес золота


Вообще, послевоенные выпуски назовут «золотыми» - действительно, ребята-техники были на вес золота, на предприятиях им давали «зеленый свет». Попав на Челябинскую ТЭЦ-1, Павел Жевтяк за шесть лет прошел путь от техника и инженера теплосилового оборудования до начальника котельного цеха.

Здесь особой историей стал монтаж первых в стране прямоточного котла и турбины сверхвысокого давления. Начались творческие поиски, которые длились больше трех месяцев. Силами всего коллектива: сварщиков, монтажников, инженеров - задача была решена, а новость о монтаже облетела первые полосы советских газет.

Для Павла Жевтяка этот опыт станет своего рода «пропуском» в большую энергетику. В мае 1959 года его направят на пуск первых энергоблоков Троицкой ГРЭС уже в качестве начальника котельного цеха.

- Первый день работы на Троицкой ГРЭС, 11 мая 1959 года, помню до мелочей, - рассказывает Павел Федорович. – Природа нам учинила настоящий экзамен. Ближе к обеду со стороны Казахстана поднялся сильный ветер и через каких-то десять минут превратился в черный смерч. Стало совершенно темно. Мы включили освещение, посмотрели друг на друга растерянными глазами – куда мыпопали!.. Но светопреставление быстро кончилось, и вновь засияло солнце. Природа нас проверяла на стойкость: останемся пускать ГРЭС или сбежим?
В Челябинск Павел Федорович вернется с победой и уже главным инженером Челябинской ТЭЦ-1. Ему 33 года: возраст знаковый, когда приобретения молодости требуют зрелого осмысления. Он женат, у него растут дети: сын Сергей и дочь Наталья. В бытовом плане - уют и достаток: есть где перевести дух главному инженеру.

И вдруг…

Не было печали


В 1963 году освободилось место директора Южноуральской ГРЭС, и возглавить станцию предложили П.Ф. Жевтяку. Несмотря на то, что за плечами был уже серьезный опыт работы на самых «дерзких» энергетических начинаниях, перебираться в Южноуральск не хотелось – из областного центра да куда-то в неизвестность, к тому же с «наложением» директорских обязанностей! Как встретит трудовой коллектив, как примут?

Впрочем, не так страшен черт… В Южноуральскую ГРЭС трудно было не влюбиться. Чего стоило только «техническое задание» – она должна была стать первой в стране тепловой станцией, мощностью миллион кВт.Была еще одна особенность– станция строилась одновременно с холодной войной, когда о поставках импортного оборудования в Советский Союз можно было забыть. Поэтому стала первой в стране, полностью оснащенной отечественным энергетическим оборудованием. Дело оставалось «за малым» - выйти на проектную мощность и получить, наконец, государственный акт приемки...

Причина - турбоагрегаты выдавали лишь три четверти своей мощности, «благодаря» челябинским углям, зольность которых оказалась гораздо выше той, что закладывали проектировщики.А отсюда постоянные проблемы со шлаком, который забивал печи.

Кстати, за тем, как решались проблемы сжигания низкокачественных углей, внимательно следили иностранцы. Приезжали из Англии, Италии, Испании, Восточной Европы и других стран. Интерес был понятен - запасы качественного угля в Европе давно были выработаны, и теперь приходилось иметь дело с «остатками былой роскоши». Кроме европейцев, приезжали представители Латинской Америки и Китая - набирались опыта…


Восхождение к идеалам


На третий год своего директорства Павел Федорович Жевтяк примет принципиальное решение, которое в корне изменит производственную стратегию станции – перевести станцию на газ.

Эта эпопея началась в 1963 году со строительством знаменитого газопровода Бухара – Урал. Быть у реки и не напиться! Проходящий недалеко от Южноуральска газопровод притягивал, манил, поскольку сулил большую экономию, снижение трудозатрат, решение многих технологических проблем.

- Южноуральская станция переходила на газ одной из первых в области, - вспоминал П.Ф. Жевтяк. – Пришлось буквально «отбивать» разрешение на подключение, ходить по кабинетам чиновников, «подключать связи» в ЦК и министерстве. Газораспределительную станцию строили на собственные средства ГРЭС, также меняли технологическое оборудование. А потом приступили к строительству сетей в городе. Конечно, когда газ пришел в Южноуральск, радости не было предела!

Но и после перевода на газ станции потребуется еще три года, прежде чем все ее механизмы будут окончательно отлажены. Лишь в апреле 1970 года прибудет представительная комиссия из главка, чтобы подписать долгожданный государственный акт приемки электростанции в эксплуатацию.

Со временем у Жевтяка выкристаллизовалась новая идея – сделать Южноуральскую ГРЭС если и не идеальной, то одной из лучших электростанций.

«Восхождение к идеалам» начиналось с мелочей: с укрепления производственной дисциплины, со строгого порядка на рабочих местах и подсобках. Павел Федорович взял за правило ежедневно обходить станцию – с этой «прогулки», собственно, и начинался его рабочий день. Уже вскоре после приезда он многих работников станции знал по имени-отчеству. «Спрятаться» от него было трудно, тем более в «грешном состоянии» - точно нюх был на нарушителей.

Были свои жесткие психологические принципы: не должно быть никакой расхлябанности в исполнении служебных обязанностей, никаких ссор, жалоб, доносов друг на друга, никакого наушничества. «Станция – это живой организм, единый коллектив. А значит не должно быть внутренних распрей и сведения счетов. Не должна печень воевать с селезенкой, а легкие – с сердцем…»

В итоге Южноуральская ГРЭС неоднократно становилась победителем социалистического соревнования. Пять красных знамен: ЦККПСС, Совмина СССР, министерства энергетики, Челябинского обкома, «Челябэнерго» - вообще были переданы коллективу «на вечное хранение».

Городу и миру


В небольшом городке, где друг от друга не спрячешься, директорский корпус тем более был на виду. Вообще, Южноуральск можно назвать тем городом, где изначально сплелись три «ветви власти»: партийная, советская и… директорский клуб, Совет, которые многие годы и возглавлял П.Ф. Жевтяк. Над своим городом коллективы предприятий и директора «колдовали» старательно – какие-то объекты возводились вскладчину, особенно в части жилищного строительства, что-то выбиралось отдельно, по душе.

Так, при непосредственном участии ГРЭС в Южноуральске построили первую музыкальную школу – школу искусств, которой не всякий другой, даже более крупный город, мог похвастаться. Некоторые городские «мелочи» и вовсе показательны. Павел Федорович рассказывал, как однажды к нему на прием пришли женщины и посетовали, что в таком молодом и красивом городе нет салона красоты. В итоге в двух соединенных квартирах разместилась отличная парикмахерская. Подобная история была связана с городской баней, да и как иначе, если «в солдатской жизни баня – первое удовольствие…»

А перечислять то, что было сделано предприятиями города энергетиков в селах родного Увельского района, можно вообще до бесконечности.

Позднее, уже оценивая прожитое время, анализируя достижения и события, вглядываясь Южноуральскую ГРЭС и город, ставший родным, Павел Федорович искренне признавался:
- Когда-то, было, не хотел ехать в Южноуральск, душа не лежала. А теперь совсем иначе. Город мой, я люблю его улицы и его людей. Я рад, что оказался причастным к значимым событиям в его истории. Верю, что о нем и о станции в новом веке будут говорить в полную силу…

Вячеслав ЛЮТОВ
Олег ВЕПРЕВ

 

Возврат к списку