Воскресенье, 17 Ноября 2019

Тяжелые металлы Ивана Бабачанова

Челябинская область богата на громкие имена. Но многие из них связаны с не менее громкими промышленными проектами: Танкоградом, Магниткой, озерским «Маяком». Но не только на этих предприятиях работали талантливые инженеры, руководители. О директоре Уфалейского никелевого комбината Иване Федоровиче Бабачанове не написано книг, не снято фильмов. Имя этого талантливого руководителя, инженера-металлурга увековечено в изобретательских и рационализаторских разработках, в трудовых достижениях комбината.

Кто мог предположить в далеких 30-х, что Ванька Бабачанов – обычный таганрогский землекоп, а позже слесарь на военном заводе им. Сталина в Таганроге, станет спустя годы заслуженным металлургом Страны Советов. Помогло упорство и терпение. Днем работа – вечером курсы по подготовке в вуз. Очень хотелось постичь тайну металлов! В итоге сумелтаки поступить в Орджоникидзевский институт цветных металлов. А затем дорога пролегла на Урал, в небольшой городок на севере Челябинской области – Верхний Уфалей. Здесь и раскрылся в полной мере талант металлурга и руководителя производства Ивана Бабачанова. Здесь он прошел путь от начальника смены до директора предприятия. Здесь смог увеличить объемы и качество производства двух строптивых металлов: никеля и кобальта. И сегодня ветераны Уфалейского никелевого завода с большой теплотой вспоминают этого человека.

«Нужен шлаковый двор» – Иван Федорович был очень хорошим рационализатором. Под его руководством была внедрена в производство важнейшая технологическая разработка – так называемый «шлаковый двор», – рассказывает ветеран Уфалейского никелевого комбината Иван Черепанов. – Шлак, полученный от производства никеля, складировался внутри цеха, затем самодельным экскаватором его погружали и вывозили, использовали в качестве дорожно-строительного материала. Но в нем содержалось большое количество кобальта. Поэтому решили его использовать в кобальтовом производстве.

Так и появился «шлаковый двор» – отдельное помещение, где получали кобальтовое сырье (штейн), из которого уже в специальных печах проводили
кобальтовые плавки. Кобальт и никель – основная продукция комбината – применяются как компоненты различных твердых, жаростойких, антикоррозионных сплавов и качественных сталей. На комбинате под руководством Ивана Бабачанова шла работа по расширению цехов, созданию новых агрегатов, механизации трудоемких и вредных для здоровья человека процессов. Так, в начале 70-х годов планировалось поступление концентрата с вновь построенного в Республике Тува комбината. К этому времени все оборудование в отделении было готово к работе. Коллектив в кратчайшие сроки освоил переработку тувинского концентрата. В результате выпуск кобальта в 1970 году увеличился по сравнению с 1965 годом в три раза.

Высокое признание

В 1966 году по предложению работников Харьковского института черной металлургии на Уфалейском никелевом заводе разработано и внедрено впервые в СССР испарительное охлаждение шахтных печей. В результате комбинат получил дешевый пар, который использовали как вторичный энергоноситель, что позволило перевести весь поселок никельщиков на централизованное отопление. Удалось ликвидировать около 15 котельных в поселке, которые работали на угле, и высвободить людей, выполнявших тяжелую физическую работу. На комбинате при Иване Бабачанове из года в год планировались мероприятия по развитию производства, были проекты по увеличению мощностей оборудования, внедрению новых технологических процессов. Осуществлялся контроль за выполнением намеченных мероприятий. Никелевый комбинат каждый год выполнял план, работал ритмично и рентабельно. В этом была заслуга всего коллектива комбината и, конечно же, его руководителя И. Ф. Бабачанова. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1971 года за достигнутые успехи в развитии производства, новых технологических процессов Уфалейский никелевый комбинат был награжден орденом Октябрьской Революции и многие его работники отмечены орденами и медалями Союза ССР.

Людей любил, но за пьянство наказывал

Но Ивана Бабачанова помнят и любят в Верхнем Уфалее не только за его производственные заслуги…

– Когда Иван Федорович шел по заводу, то со всеми здоровался за руку, – вспоминает председатель совета ве-теранов ОАО «Уфалейникель» Галина Серебренникова. – Он очень любил рабочих. Знал практически каждого: как живет и в чем нуждается. У него было железное правило: каждое утро первым делом шел не в кабинет, а в цех, в опера- торскую шахтно-печного отделения. Все руководство тоже собиралось там: главный инженер, начальники цехов… Пуск печи, плавка, количество тонн никеля, кобальта – все проверял лично… Он все время был на телефоне и реагировал на производственные проблемы моментально… Всегда был в гуще событий, жил работой.

Производство никеля и кобальта – производство вредное. А потому Иван Бабачанов строго следил за чистотой в цехах, заботился об отдыхе и здоровье людей. Всегда шел навстречу людям.

– Я работала на коксовом узле транспортерщицей, нуждалась в жилье, – продолжает разговор Галина Серебренникова. – Пришла на прием к директору комбината. Он внимательно выслушал, задал несколько вопросов, побеседовал – открытый был человек... В итоге жилье выделили с подселением. А спустя некоторое время дали отдельную квартиру.

– Он заботился о молодых рабочих, заставлял учиться, в то время понимали, что кадры решают все, – говорит ветеран Уфалейского никелевого комбината Борис Бетин. – После окончания школы я сразу пошел работать на завод, трудился подсобным рабочим. Именно Иван Федорович подтолкнул меня подготовиться к поступлению в техникум, а затем и в институт. Комбинат он знал как свои пять пальцев, ведь он проработал на всех ступенях производства, прежде чем стать директором. До сих пор помню случай, который произошел в плавильном цехе. Плавильная печь вышла из строя. Она стоила даже в то время очень дорого. По правилам надо было найти виновного, но в цехе никак не могли разобраться, все отрицали свою при-частность к аварии. Вмешался сам Бабачанов. Он внимательно всех выслушал и быстро установил причину выхода из строя печи. Неправильно произвели загрузку. Виновные были наказаны. Иван Федорович разбирался в любой производственной ситуации моментально. Провести его было просто невозможно.

Он не терпел пьянство, особенно среди инженерно-технических работников. За это наказывал.

Случай в дороге

– Когда истощился Черемшанский рудник, в Министерстве цветной металлургии был определен новый источник руды для комбината – Серовское месторождение в Свердловской области, – рассказывает Владимир Константинович Ташкинов, ветеран Уфалейского никелевого комбината. Надо было срочно ехать в город Серов, а это более 500 километров пути по бездорожью. Поездом или на автобусе не успевали по времени. Бабачанов решил, что он и другие представители комбината поедут на двух машинах. На «Волге» и на «УАЗике» отправились. Был гололед, повалили хлопья снега. Дорога была сложной, шла лесами, крутые повороты, склоны. Видим – мчится навстречу с горы неуправляемый автобус. В условиях гололеда ничего хорошего это не сулило. Мы едва успели все выскочить из «Волги». Автобус столкнулся с ней – изорвал весь корпус машины. Но надо было ехать дальше. Мы все понимали, что директор мог поехать домой, а нас отправить в Серов. Он был уже в возрасте: больше 65 лет. Но Бабачанов решил моментально – все пересядем в «УАЗик» и на нем поедем в Серов. Он понимал, что без рудника комбинату не жить, что он должен утром быть на заседании комиссии. Отменить встречу никак нельзя было. Ехали всю ночь, только к утру добрались до Серова. Директор нашел в себе силы и из машины прямиком отправился на комиссию. Когда подписа- ли акт о сдаче опытного участка, вижу, что он уже еле держится на ногах. Потом целый день лежал, идти не мог. Возраст сказывался. Он мог бы отправить своего заместителя, но чувствовал ответственность. Невзирая на возраст, здоровье, на занятость приехал и лично участвовал в работе комиссии.

Под руководством Ивана Бабачанова Верхнеуфалейское предприятие непрерывно наращивало мощности, строило современное жилье, объекты соцкультбыта. Завод смог за короткое время увеличить выпуск товарной продукции в четыре, производство никеля – в три, кобальта – в 13,5 раза, улучшить качество металла. А потому в честь 100-летия со дня рождения И. Ф. Бабачанова в 2013 году открыли мемориальную доску на доме, в котором он долгое время жил. Память об этом человеке и специалисте до сих пор живет в сердцах тех, с кем ему довелось работать.

Евгений САРАСОВ

 

Возврат к списку