Понедельник, 24 Июня 2019

В Росгвардии назвали самые опасные и безопасные районы Южного Урала

27.03.2019 Корреспондент: Дарья Нестерова Фото: пресс-служба Управления Росгвардии по Челябинской области

Где в Челябинской области спокойнее всего? Как преступников ловят с помощью «беспилотников»? Почему ОМОНовцу может позавидовать любой гражданский? Об этом и многом другом в интервью «Губернии».

Сегодня, 27 марта, в России отмечают День войск национальной гвардии РФ. Его утвердили три года назад по указу президента, когда в стране была сформирована Росгвардия (раньше 27 марта отмечался День внутренних войск МВД России). В состав нового ведомства вошли отряд мобильный особого назначения (ОМОН), специальный отряд быстрого реагирования (СОБР), вневедомственная охрана и другие структуры.

Бойцы ОМОНа и СОБРа, как правило, остаются в тени. Между тем за их плечами тысячи успешно проведенных спецопераций и спасенных жизней. Накануне профессионального праздника «Губерния» встретилась c первым заместителем начальника Управления Росгвардии по Челябинской области полковником полиции Виталием Шеленковым. Он прошел путь от рядового бойца ОМОНа до командира СОБРа, которым руководил на протяжении 15 лет.

№5.jpg

Виталий Шеленков родился в Челябинске. Окончил Челябинский юридический институт. С юных лет увлекался спортом: единоборствами, рукопашным боем, боксом, футболом, баскетболом. По его словам, именно спорт привел его в милицию. Один из друзей, который на тот момент уже работал милиционером, зная о хорошей физической подготовке товарища, предложил ему попробовать себя в ОМОНе. Виталий Шеленков согласился. Так он прошел путь от бойца до командира роты. В 2004 году ему предложили должность командира специального отряда быстрого реагирования, который он возглавлял на протяжении 15 лет, вплоть до 2018 года, после чего перешел на должность заместителя начальника Управления Росгвардии по Челябинской области. Кроме того, Виталий Шеленков прошел две чеченские кампании. Имеет государственные награды: медаль «За отвагу», медаль Жукова, медаль «За отличие в охране общественного порядка», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени.

– Виталий Анатольевич, вы проработали 10 лет в ОМОНе и 15 лет в СОБРе. Изменилась ли криминогенная обстановка в Челябинской области в последние годы? Стало спокойнее?

– В целом, да. Обращений много, криминогенная обстановка довольно напряженная, но ситуация под контролем правоохранительных органов. Часто приходится задействовать спецподразделения, они всегда в тонусе. И это с учетом, что у нас их четыре: ОМОН, ОМОН на транспорте, СОБР, авиационный отряд специалного назначения. В других регионах, как правило, спецподразделений меньше, даже если больше штатная численность.

Если сравнивать с 90-ми годами, когда я только пришел на службу в ОМОН, ситуация серьезно изменилась. Тогда наркотики захлестнули весь регион. Было много преступных группировок, все пытались заработать. Поэтому и был создан Специальный отряд быстрого реагирования при Управлении по борьбе с огрпреступносью. Ему в этом году исполнилось 26 лет. ОМОН постарше, ему 30. Работы было очень много. Основная категория, по которой работали, – ввоз наркотиков в Челябинскую область. Сбытом занимались крупные преступные группировки. Сейчас мы тоже работаем в ежедневном режиме. Но появились новые виды наркотиков – синтетические, закладчиков выявлять стало сложнее, все контактируют через телефоны, компьютеры.

– Где в Челябинской области работают ОМОН и СОБР и чем они отличаются?

– У ОМОНа три зоны ответственности: южная, горно-заводская и центральная. Центральная зона – это Челябинск, Копейск, Южноуральск, Коркино и так далее. Горно-заводская зона – это Златоуст и близлежащие территории, южная – Магнитогорск. СОБР работает по всей области, базируется в Челябинске.

Специальный отряд быстрого реагирования обеспечивает силовое сопровождение служб криминального блока. Отряд мобильный особого назначения в основном выполняет функции охраны общественного порядка – задействуется в спортивных, культурно-массовых мероприятиях и так далее. Но сейчас сложилась такая ситуация, что функции ОМОНа и СОБРа пересекаются. ОМОН так же, как и СОБР обеспечивает непосредственное сопровождение и задержание лиц, совершивших преступления.

 №2.jpg

Спокойнее всего на юге области

– Какие территории региона можно назвать самыми проблемными? Куда чаще всего приходится выезжать на вызовы?

– Основная работа ведется в Челябинске. Город-миллионник, большая плотность населения, соответственно и происшествий больше. В основном это преступления на бытовой почве, связанные с употреблением алкоголя, наркотиков. Раньше в зоне риска был Копейск, но ситуация меняется.

– А какие территории самые безопасные?

– Чрезвычайная ситуация может произойти где угодно, поэтому нельзя сказать, что где-то безопасно, а где-то нет. Но все-таки спокойнее в южной зоне: Варна, Карталы, Бреды и так далее. 

Браконьеров ловят с помощью «беспилотников»

– Как часто приходится выезжать на вызовы и с чем они обычно связаны?

– Происшествий очень много, выезжать приходится ежедневно. Это и убийства, и задержания в связи с незаконным хранением оружия, наркотиков. Регулярно задействуется инженерно-техническая группа. К примеру, в дежурную часть поступает сообщение, что обнаружена бесхозная сумка или предмет, похожий на снаряд. Безопасно это или нет, может определить только инженер-сапер. Серьезные проблемы в регионе с контрафактным алкоголем. Например, в Троицке не так давно проводили задержание с участием сотрудников ОМОНа и СОБРа. Там в этиловый спирт добавляли китайскую химию и получали любой напиток – коньяк, виски.

199.JPG

Челябинскую область захлестнуло браконьерство. Организованные группы занимаются незаконной заготовкой мяса, а потом сдают туши в колбасные цеха. В одном из районов нашли шкуры, головы в большом количестве. Сотрудники начали отрабатывать с привлечением комплекса беспилотных летательных аппаратов, задержали большое количество граждан с оружием. Там у них так называемый егерьский стан был, куда все это свозилось. Крайнее задержание было под Чебаркулем, там занимались незаконной охотой на кабанов. Разделывали туши, складывали в газели и сбывали на территории области.

Незаконно вырубают лес. Преступные группировки стали обращать больше внимания на безопасность. Подойти к ним практически невозможно. Например, в прошлом году в Катав-Ивановске рубили лес в труднодоступной зоне: вокруг деревья, а середина вырублена. Здесь тоже помог комплекс беспилотных летательных аппаратов. Их можно поднимать на высоту птичьего полета, вести фото- и видеосъемку. Это довольно эффективно, особенно в труднодоступных местах.

– Одна из функций ОМОНа – контроль общественного порядка во время различных массовых мероприятий, в том числе, митингов и так далее. Как происходит взаимодействие с гражданами? Часто возникают нарушения?

– Системных нарушений нет. Бывают провокации на протестных мероприятиях, но редко. Все контролируется правоохранительными органами. ОМОН нацелен отстаивать интересы граждан. Важно понимать, что мы за народ, а не против него. Наша задача – соблюдение общественного порядка. Мы инструктируем наших сотрудников, нацеливаем на корректное обращение с гражданами. В Челябинской области не было таких случаев, чтобы ОМОНовцы перегнули палку и превысили свои полномочия.

ОМОНовцу может позавидовать любой гражданский

– Наверняка за время вашей службы в ОМОНе и СОБРе было много ситуаций, когда и людей спасали, и жизнью рисковали. Может быть, расскажите о каком-то особенно запомнившемся случае?

– Приходилось, конечно, спасать людей, рисковать. Но об этом бы говорить не хотелось. В свое время, на этапе становления, мы чаще отрабатывали дела самостоятельно, используя при этом гражданский гардероб. Приходилось чуть ли не внедряться к преступным элементам. Учили фразы на цыганском языке, так как сбытом наркотиков занимались чаще всего цыгане или лица кавказской национальности. Не все, конечно, изучали цыганский, только несколько человек. Как-то отрабатывали один адрес, зашли в помещение, а там находилось человек 15, все сразу потянулись за оружием, хотя даже не знали, что перед ними сотрудники ОМОНа. Пришлось стрелять вверх, чтобы все легли на пол. Провели крупное задержание, изъяли большое количество оружия, наркотиков. Что нам только не предлагали, чтобы мы на все закрыли глаза. Суммы были огромные даже по нынешним временам. В итоге, конечно, преступникам дали большие сроки.

200.jpg

– У вас такая опасная и сложная работа, никогда не хотелось все бросить и уйти?

– Психологи нам тоже задают этот вопрос. Говорят: «Вы какие-то ненормальные». В шутку, конечно. Это же не работа, а стиль жизни. Искра горит в глазах. Вы окунулись бы в этот коллектив, иначе бы думали. Любой гражданский человек позавидовал бы. Многие платят деньги, чтобы заниматься спортом, в том числе, экстремальными видами, любимым делом, а нам за это еще и дают зарплату. СОБР и ОМОН – это братство. Если человек не наш, сразу же как пробка из бутылки вылетит. Послужил человек полгода, и сразу все становится понятно. Конечно, и командировки на Северный Кавказ ставят все на свои места. Если здесь еще можно не заметить какие-то качества человека, там сразу понятно, кто ты и что из себя представляешь.

 

 


 

Возврат к списку