Суббота, 14 Декабря 2019

Орден казака Хабира

21.04.2010 Корреспондент: Колос

В поселок Зерновой Уйского района автора этих строк позвала в дорогу настоящая сенсация. Здесь живет фронтовик, ветеран Великой Отечественной войны, до сих пор (!) не получивший орден Славы третьей степени,

Орден казака Хабира

 

В поселок Зерновой Уйского района автора этих строк позвала в дорогу настоящая сенсация. Здесь живет фронтовик, ветеран Великой Отечественной войны, до сих пор (!) не получивший орден Славы третьей степени, которым он был награжден 67 лет тому назад. Точнее говоря, в семье гвардии кавалериста воина–казака хранится лишь полуистлевшая справка, временное удостоверение № 854131: наш земляк Хабир Минибаев награжден орденом Славы третьей степени за номером 387014. Справка есть — ордена нет!

Речь идет о человеке удивительной судьбы, хоть и живет он в глубинном поселке, переживающем нелучшие свои времена. Знакомьтесь: крестьянин, кавалерист, фронтовик Хабир Файрушинович Минибаев. А вот и та самая справка, которая по всей логике давным–давно должна быть заменена на орден Славы на груди героя. Замечу о народной скромности на селе: пороги властей Хабир Файрушинович с упорством не штурмовал, он врага штурмовал в составе Третьего Белорусского фронта Черняховского. А что справка дома среди прочих документов лежит, так что же — орден, он ведь есть где–то, страна подвиг оценила. Жалко, конечно, что в праздник на пиджак, кроме медалей «За взятие Кенигсберга», «За отвагу», других весомых медалей, орден не прикрепишь. Не справку же на парадный пиджак прицеплять?! Главное, что подвиг казака–кавалериста Родина достойно оценила, только вот по вине чиновников орден Славы № 387014 до него не дошел. видимо, где–то в хранилище наград вот уже 67 лет лежит себе полеживает...

И сегодня пороги чиновников некогда лихой казак штурмовать не собирается. К природной скромности добавились еще и проблемы возраста: ноги плохо слушаются, слухового аппарата нет, как и обследования врача–отоларинголога, глаза плохо видят — надо бы операцию сделать... Я уж не говорю о том, что никакого причитающегося фронтовику автомобиля от государства либо денежных компенсаций за него Хабир Файрушинович не получил вовсе, как и жилье, полагающееся фронтовику. Не знал в своей глухой деревне старый кавалерист, что надо было вовремя соответствующие заявления подать, бумагами запастись... Нет у него до сих пор и юбилейной медали «65 лет Победы». Но уж ее–то принести ему попросту обязаны...

С каким–то особым чувством держу в руках и военный билет фронтовика, книжки на награды, справку на не полученный по вине чиновников орден. С одной стороны, восхищаешься боевым путем славного кавалериста, с другой — охватывает чувство горечи, вины за всех нас перед ветераном. Если раньше он никаких благ не просил (не ради же льгот в будущем шли в бой), то уж теперь и подавно.

Родная деревня Хабира–бабая — в Башкирии, в Белебеевском районе, называется с некоторой претензией: Мнеуз–Москва! С ранних лет судьба была непроста: с двух лет остался круглым сиротой, а в семнадцать уже ушел на фронт. Обратимся к скупым строкам военного билета. В 1943 году попал в 15–й запасной кавалерийский полк, а вскоре в 86–м кавалерийском полку 39–й кавдивизии вихрем прошелся по Прибалтике, Померании. Воевал за Кенигсберг. Был контужен, но из госпиталя сбежал в свой полк. Война для него 9 мая не закончилась. Еще более двух месяцев в 1945 году, как отмечено в военном билете, кавалеристы добивали остатки войск, охотились за бандеровцами. Далее — служба в 17–м гвардейском кавалерийском полку. А закончил службу бравый солдат в апреле 1950 года в 37–м гвардейском кавалерийском казачьем полку (в/ч 33134). Это подтверждает не только военный билет солдата, но и полуистлевшая справка...

Для кавалеристов находилась непростая воинская работа и после победных залпов 9 мая... Впрочем, был у моего героя и эпизод, связанный с... кинематографом! Лихой казак вместе со своими друзьями–кавалеристами участвовал в массовке во время съемок фильма «Тихий Дон». Там они никакими актерами не были: не было нужды. Показывали самих себя и свою лихую казачью жизнь... После службы кавалерист Минибаев вернулся на Южный Урал. С горячего коня пересел на железного — стал отличным трактористом. Жили счастливо. о неврученном ордене не думал — были бы мир, хлеб, любовь, работа. Семеро детей родилось в семье Минибаевых — пять сыновей и две дочки. Сейчас, правда, остались только дочери — Рамзия и Зифа.

Именно Зифа и дала ход этой истории — приехала в райцентр к руководителю общественной приемной губернатора Петра Сумина по Уйскому району Александру Усцелемову. Тот моментально понял ситуацию и дал ход решению проблем ветерана — отправил в областной военкомат полковнику Николаю Захарову копии документов, подтверждающих факт службы фронтовика и его награждения. А вопрос, на мой взгляд, не стоил выеденного яйца. В справке на орден полуграмотный писарчук добавил всего одну букву «н», по своему скудомыслию, к фамилии Минибаев. Так он стал именоваться Миннибаевым. Таких фамилий у башкир и татар, конечно, нет. Если буквы в написании фамилии сдваиваются, так это только в конце слова, да и то не всегда.

Вот такая трагическая, с другой стороны, бюрократически глупейшая ситуация: «Миннибаеву» орден положен, а «Минибаеву» нет! Хотя этот орден заслужил именно Х. Ф. Минибаев...

Вместе с председателем областного совета ветеранов Анатолием Сурковым, председателем райсовета ветеранов Геннадием Шариповым и начальником райупрсоцзащиты Татьяной Иутиной мы прибыли в гости к фронтовику, чтобы убедиться в этом на месте. Все документы — вот они! Гвардейский кавалерист тихонько с дивана спустился, нас видит едва-едва. Как и подарки, которые ему привезли. Но поездка напрасной быть не должна. Ураганом два года назад в этом домишке в Зерновом изрядно поломало крышу — как дождь, так в избе потоп. Сурков пообещал лично заняться не только возвратом ордена. Но и решить в минсоцотношений области вопрос с адресной помощью ветерану, чтобы внесли Минибаева в дополнительный список помощи в ремонте жилья, поскольку в основной он не вошел. Кроме протекшей крыши, еще во многом надо помочь: с водопроводом, газификацией и так далее. А Татьяна Иутина пообещала сегодня–завтра прислать в Зерновой комиссию, выяснить, в каком объеме ветерану требуется помощь. Да многое что еще нужно, чтобы поддержать ветерана войны в глухом селе, где и для здоровых людей работы практически нет.

Александр ЧУНОСОВ,

«Южноуральская панорама».

Уйское—Зерновой—Челябинск

(специально для «Колоса»).

 

Другие материалы рубрики
21:48 Снежинцам покажут фильм, снятый по рассказам их земляка

Жителей ЗАТО приглашают на кинопремьеру

13:37 На Зюраткуле планируют открыть музей норки

В дальнейшем сотрудники нацпарка планируют создать питомник

13:25 Журналисты из Чесмы предлагают жителям обмениваться книгами

Точка буккроссинга открылась в редакции газеты "Степные зори"

Возврат к списку